Духовный поиск

Анги­ра Гау­ран­га праб­ху, в миру Алек­сандр Кубель­ский, родил­ся в 1964 году и с само­го ран­не­го дет­ства пытал­ся понять, как устро­ен этот мир, и в шко­ле даже при­ду­мы­вал раз­лич­ные мате­ри­а­ли­сти­че­ские тео­рии на этот счёт. В то вре­мя в СССР повсю­ду был сплош­ной мате­ри­а­лизм, но в кон­це 70‑х годов в Москве ста­ли появ­лять­ся пер­вые под­поль­ные круж­ки хатха-йоги – у людей про­бу­дил­ся инте­рес к чему-то боль­ше­му, чем совет­ский мате­ри­а­лизм. Роди­те­ли Алек­сандра тоже заго­ре­лись инте­ре­сом, и одна под­поль­ная груп­па хатха-йоги ста­ла соби­рать­ся у них дома. Это была пер­вая домаш­няя груп­па в жиз­ни Алек­сандра, на ней соби­ра­лись люди с горя­щи­ми гла­за­ми, ищу­щие чего-то боль­ше­го в жиз­ни. На заня­тия они при­но­си­ли отксе­ро­ко­пи­ро­ван­ные кни­ги с новы­ми неиз­вест­ны­ми духов­ны­ми зна­ни­я­ми про йогу, душу, реин­кар­на­цию. Пока роди­те­ли зани­ма­лись, Алек­сандр читал. Заня­тия по йоге вела моло­дая оду­хо­тво­рен­ная девуш­ка. Одна­жды она глу­бо­ко заце­пи­ла Алек­сандра фра­зой: «Мате­ри­а­лизм – это про­сто вера в соб­ствен­ную смерть». Алек­сандр никак не хотел мирить­ся с печаль­ным кон­цом  мате­ри­а­ли­сти­че­ской жиз­ни и решил во всём разобраться.

После шко­лы он посту­пил в Инсти­тут ста­ли и спла­вов на кафед­ру кибер­не­ти­ки, а девуш­ка-йог вышла замуж за пра­во­слав­но­го мона­ха и ста­ла серьёз­но прак­ти­ко­вать хри­сти­ан­ство. Одна­жды, попав к ним в гости, Алек­сандр был впе­чат­лён их по-насто­я­ще­му серьёз­ным духов­ным обра­зом жиз­ни и кни­га­ми по хри­сти­ан­ству. Они были веге­та­ри­ан­ца­ми, моли­лись по несколь­ку часов в день и изу­ча­ли кни­ги стар­цев. Одно из настав­ле­ний стар­ца Алек­сандр хорош запом­нил: «Подоб­но тому, как пёс враж­ду­ет про­тив зай­ца, так и наша гор­дость враж­ду­ет с нашей ленью. Поэто­му монах дол­жен исполь­зо­вать свою гор­дость в борь­бе с ленью, он дол­жен ста­вить духов­ные цели и из гор­до­сти дости­гать их». Эта идея впо­след­ствии ста­ла осно­вой духов­ной игры «пре­об­ра­же­ние привычек».

Вдох­но­вив­шись новы­ми зна­ни­я­ми, Алек­сандр про­дол­жил поис­ки, начал постить­ся раз в неде­лю, посе­щать хра­мы, читать кни­ги по хри­сти­ан­ству, буд­диз­му, Рери­хов и дру­гие доступ­ные в то вре­мя кни­ги по фило­со­фии и рели­гии. В пере­во­де древ­не­го еги­пет­ско­го папи­ру­са он про­чи­тал новую для себя мысль, кото­рая про­из­ве­ла на него глу­бо­кое впе­чат­ле­ние, что нуж­но вер­нуть­ся обрат­но к Богу. Не огра­ни­чи­ва­ясь кни­га­ми он посе­щал кон­цер­ты клас­си­че­ской музы­ки, музеи, выстав­ки, думая, что искус­ство помо­жет разо­брать­ся, но вез­де чего-то не хва­та­ло. У Рери­хов опи­сы­ва­лась эпо­ха высо­кой духов­но­сти – Золо­той Век, а так­же настро­е­ние чело­ве­ка слу­жить бла­гу все­лен­ной. Это очень вдох­нов­ля­ло, но не хва­та­ло опи­са­ния духов­ной прак­ти­ки, что делать кон­крет­но – не понят­но. И не хва­та­ло обще­ства, где мож­но было обсуж­дать эти темы.

В 1986 году Алек­сандр закон­чил Мос­ков­ский инсти­тут ста­ли и спла­вов и начал рабо­тать в НИИ Чер­мет-авто­ма­ти­ка, кото­рый зани­мал­ся авто­ма­ти­за­ци­ей чёр­ной метал­лур­гии. Духов­ные поис­ки достиг­ли апо­гея. Алек­сандр ходил по ули­цам Моск­вы и молил­ся, и тут на него про­ли­лась милость Гос­по­да – он попал в храм еван­гель­ских хри­сти­ан бап­ти­стов. В хра­ме всё было хоро­шо, доб­ро­же­ла­тель­но, но фило­со­фии не было ника­кой. На вто­рое посе­ще­ние хра­ма к нему подо­шел стран­ный моло­дой чело­век и спро­сил: «А вы что-нибудь слы­ша­ли об Обще­стве созна­ния Криш­ны, хоти­те посмот­реть?» Люди тогда зна­ли, что если в газе­тах что-то руга­ют, а про Обще­ство созна­ния Криш­ны писа­ли мно­го гадо­стей, зна­чит –это инте­рес­ное. Стран­ный моло­дой чело­век напи­сал адрес квар­ти­ры и вре­мя, когда мож­но прий­ти на программу.

Неда­ле­ко от Кур­ско­го вок­за­ла Алек­сандр нашёл ста­рый двух­этаж­ный дере­вян­ный дом. Под­нял­ся на вто­рой этаж и уви­дел дверь с вися­щим коло­коль­чи­ком. Он позво­нил в коло­коль­чик и вол­ну­ясь ожи­дал, что сей­час откро­ет дверь йог с горя­щи­ми гла­за­ми и мисти­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми. Но дверь открыл скром­ный моло­дой чело­век в очках интел­ли­гент­но­го вида. Это был Сада­нан­да праб­ху. Он при­гла­сил зай­ти внутрь, а сам пошёл в ком­на­ту. Тут сно­ва раз­дал­ся звон коло­коль­чи­ка. Алек­сандр открыл дверь и уви­дел на поро­ге участ­ко­во­го мили­ци­о­не­ра. «Ваши доку­мен­ты!» — стро­го ска­зал мили­ци­о­нер. «Кажет­ся, влип», — поду­мал Алек­сандр, вре­мя было совет­ское и появ­ле­ние мили­ци­о­не­ра ниче­го хоро­ше­го не пред­ве­ща­ло. Тут из ком­на­ты появил­ся Сада­нан­да праб­ху. Мили­ци­о­нер мрач­но посмот­рел на него, ука­зал не дверь ком­на­ты и при­ка­зал: «Открой­те!»  «Не открою», — заявил Сада­нан­да. «Открой­те дверь!» — повто­рил мили­ци­о­нер. «Не открою, не име­е­те пра­ва. Где у вас ордер на обыск? Нету? Изви­ни­те», — уве­рен­но про­из­нёс Садананда.

«Никто при мне с мили­ци­ей так не раз­го­ва­ри­вал», – поду­мал Алек­сандр, и сра­зу заува­жал Сада­нан­ду. Несколь­ко меся­цев назад Сада­нан­да вер­нул­ся с зоны, где про­вел пять лет сво­ей жиз­ни за про­по­ведь созна­ния Криш­ны. После всех прой­ден­ных испы­та­ний какой-то участ­ко­вый мили­ци­о­нер не пред­став­лял­ся чем-то серьёз­ным. А в это вре­мя в кухне какая-то жен­щи­на мыла посу­ду, не обра­щая ника­ко­го вни­ма­ния ни на мили­ци­о­не­ра, ни на весь шум-гам. «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, что здесь про­ис­хо­дит?» – спро­сил её Алек­сандр. Не обо­ра­чи­вая голо­вы, жен­щи­на отве­ти­ла: «А здесь все­гда что-то про­ис­хо­дит». Это было всё, что ему объ­яс­ни­ли про то место, куда он попал. Это были пер­вые мос­ков­ские нама-хат­ты. На них все­гда что-то происходило.

Так начал­ся жиз­нен­ный путь Алек­сандра Кубель­ско­го в созна­нии Кришны.

 

Начало проповеди

В 1989 году Алек­сандр полу­чил посвя­ще­ние у Праб­ха­виш­ну Сва­ми и стал на дол­гие годы изве­стен, как Анги­ра Муни прабху.

Анги­ре Муне праб­ху очень нра­ви­лись лек­ции Праб­ха­виш­ну Сва­ми. Боль­ше все­го запом­ни­лась одна фра­за, ска­зан­ная силь­ным реши­тель­ным голо­сом: «Иди, и кого бы ты ни встре­тил, гово­ри ему о Кришне! И так стань гуру и осво­бо­ди всю свою зем­лю». Анги­ра Муни праб­ху поду­мал: «О, вот это то, что мне нуж­но, это то, что я хочу».

В кон­це 80‑х годов Анги­ра Муни праб­ху часто по рабо­те в инсти­ту­те ездил в коман­ди­ров­ки из Моск­вы в Ново­си­бирск и там актив­но и увле­чён­но про­по­ве­до­вал. В это вре­мя в СССР был огром­ный голод по духов­ным зна­ни­ям, кни­ги очень лег­ко рас­про­стра­ня­лись, и люди с боль­шим инте­ре­сом слу­ша­ли рас­ска­зы о неиз­вест­ной для совет­ско­го чело­ве­ка веди­че­ской куль­ту­ре. Доста­точ­но было пове­сить малень­кое объ­яв­ле­ние на ули­це, и люди сами при­хо­ди­ли по ука­зан­но­му адре­су в ука­зан­ное вре­мя, поку­па­ли кни­ги и зада­ва­ли вопро­сы. Коли­че­ство пре­дан­ных в Ново­си­бир­ске нача­ло рас­ти, нача­ла фор­ми­ро­вать­ся ятра.

В 1990 году состо­я­лось круп­ное собы­тие для СССР – в стра­ну при­е­хал Хари­ке­ша Сва­ми. В аэро­пор­ту Шере­ме­тье­во его встре­ча­ли две тыся­чи пре­дан­ных. Ему вынес­ли мик­ро­фон, и он про­из­нес: «Гос­подь Чай­та­нья ска­зал, что свя­тое имя Гос­по­да будут петь в каж­дом горо­де и каж­дой деревне, а в этой стране так мно­го горо­дов и дере­вень». Пер­спек­ти­вы вдох­нов­ля­ли, и в стране начал­ся насто­я­щий взрыв проповеди.

В том же 1990 году впер­вые при­шла пар­тия про­фес­си­о­наль­но пере­ве­дён­ных на рус­ский язык и издан­ных книг Шри­лы Праб­ху­па­ды, напе­ча­тан­ных в типо­гра­фии в Шве­ции. Таких каче­ствен­ных книг на духов­ные темы в СССР рань­ше не было. Зака­за­ли 400 000 экзем­пля­ров книг, так как рус­ские пре­дан­ные пола­га­ли, что имен­но столь­ко потен­ци­аль­ных пре­дан­ных живёт в СССР и нуж­да­ет­ся в лите­ра­ту­ре. Но фак­ти­че­ски пре­дан­ных было зна­чи­тель­но мень­ше. Нача­лась мас­со­вая санкиртана.

В Москве на Кол­хоз­ной (ули­ца Про­спект Мира) появил­ся пер­вый ашрам. В пяти­ком­нат­ной квар­ти­ре жило 20 пре­дан­ных. После рабо­ты Анги­ра Муни праб­ху при­ез­жал туда в рюк­за­ком, брал кни­ги, сто­лик и ехал на близ­ле­жа­щую стан­цию мет­ро, рас­став­лял сто­лик у вхо­да и гром­ко про­из­но­сил: «Древ­ней­шие кни­ги мира!»  Люди актив­но под­хо­ди­ли и раз­би­ра­ли кни­ги. Инте­рес ко все­му, что рань­ше было запре­ще­но, был огром­ный. Про­хо­ди­ло минут 20–30, и надо было ехать за сле­ду­ю­щим рюк­за­ком книг. Было насла­жде­ни­ем после рабо­ты пару часов рас­про­стра­нять кни­ги – это вкус изна­чаль­ной чистой сан­кир­та­ны. Лиде­ром сан­кир­та­ны в то вре­мя ста­но­вил­ся тот, у кого был боль­ший по раз­ме­рам рюк­зак. Пре­дан­ный на машине побеж­дал всех.

На Кол­хоз­ной Анги­ра Муни праб­ху впер­вые лич­но встре­тил Праб­ха­виш­ну Свами.

 

«Всё зависит от твоего желания»

По всей стране воз­ни­ка­ли хра­мы и ашра­мы, Дви­же­ние созна­ния Криш­ны рас­про­стра­ня­лось. Род­ствен­ни­ки, дру­зья, рабо­та в это вре­мя счи­та­лись май­ей – толь­ко дхо­ти или сари, тила­ка и сан­кир­та­на, и долой всё осталь­ное. Все были брах­ма­ча­ри. Анги­ра Муни праб­ху был  един­ствен­ным «при­хо­жа­ни­ном» в мос­ков­ском хра­ме и смот­рел­ся как исключение.

Коли­че­ство новых пре­дан­ных воз­рас­та­ло. Ста­ла фор­ми­ро­вать­ся орга­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра обще­ства пре­дан­ных, боль­шин­ство из кото­рых были моло­дые и энер­гич­ные. Анги­ру Муни праб­ху как актив­но­го про­по­вед­ни­ка вме­сте с Джа­ган­натхой Миш­рой праб­ху назна­чи­ли пре­зи­ден­та­ми Ново­си­бир­ской ятры. В Ново­си­бирск Анги­ра Муни праб­ху при­ез­жал регу­ляр­но с про­ме­жут­ка­ми в несколь­ко меся­цев. Про­по­ведь и ятра росли.

В 1990 году Анги­ра Муни праб­ху был направ­лен по рабо­те в коман­ди­ров­ку в Маг­ни­то­горск и ока­зал­ся в этом горо­де пер­вым пре­дан­ным. Инструк­ция, посту­пив­шая от стар­ших пре­дан­ных на поезд­ку, была про­стая: «Дей­ствуй по обста­нов­ке». Обста­нов­ка была сле­ду­ю­щей: пло­хая эко­ло­гия горо­да при­ве­ла к обра­зо­ва­нию боль­шо­го коли­че­ства духов­но ищу­щих людей, люди хоте­ли зна­ний. Анги­ра Муни праб­ху при­шёл в коми­тет ком­со­мо­ла и заявил, что может читать лек­ции по индий­ской фило­со­фии и йоге. Там одоб­ри­ли и ска­за­ли, будешь ходить по цехам и читать рабо­чим лекции.

Неза­дол­го до это­го Анги­ра Муни праб­ху пер­вый раз был в палом­ни­че­стве в Индии во Врин­да­ване. Всё было в новин­ку: кир­та­ны, лек­ции, вели­че­ствен­ные хра­мы. От посе­ще­ния Свя­той Дха­мы остал­ся клу­бок ярких впе­чат­ле­ний, а метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат напо­ми­нал адские пла­не­ты, покры­тые метал­ли­че­ской крош­кой, с безум­ны­ми лица­ми рабо­чих, сре­ди кото­рых Анги­ра Муни праб­ху читал лек­ции по Бха­га­вад-гите. Про­по­ве­дуя, пыта­ясь доне­сти сокро­ви­ща духов­ных зна­ний до ищу­щих душ Маг­ни­то­гор­ска, он чув­ство­вал себя во Врин­да­ване и был в пол­ном бла­жен­стве. Про­по­ведь посла­ния Гос­по­да Чай­та­ньи обла­да­ет осо­бой силой и даёт ни с чем не срав­ни­мое блаженство.

На метал­лур­ги­че­ском ком­би­на­те уда­лось рас­про­стра­нить одну Бха­ка­вад-гиту. Потом Анги­ра Муни праб­ху был направ­лен в моло­деж­ное обще­жи­тие читать лек­ции в вечер­нее вре­мя. Там ста­ло пове­се­лее, так как в допол­не­ние к лек­ции пели Харе Криш­на. А вско­ре состо­я­лась исто­ри­че­ская для Маг­ни­то­гор­ска лек­ция в мест­ном обще­стве Зна­ние. На лек­цию при­шли пер­вые буду­щие пре­дан­ные, и с этой лек­ции воз­ник­ла Маг­ни­то­гор­ская ятра.

У Шри­лы Праб­ху­па­ды была вся пла­не­та. Сво­им уче­ни­кам он раз­да­вал стра­ны и кон­ти­нен­ты, он гово­рил: «Ты поедешь во Фран­цию, ты в Англию, ты в Япо­нию, ты в Китай, ты в Рос­сию». Сле­ду­ю­ще­му поко­ле­нию пре­дан­ных доста­лись горо­да. А зада­ча после­ду­ю­ще­го поко­ле­ния – это посёл­ки, мик­ро­рай­о­ны, ули­цы, дома, подъ­ез­ды. Хотя мас­штаб про­по­ве­ди и умень­ша­ет­ся, но сча­стье от про­по­ве­ди оста­ёт­ся таким же, так как прин­цип оди­на­ко­вый. Гос­подь Чай­та­нья лич­но сам про­по­ве­до­вал в Южной Индии и в Джа­ган­натха Пури. Гос­подь Чай­та­нья послал Рупу и Сана­та­ну Госва­ми про­по­ве­до­вать во Врин­да­ван, Гос­по­да Нитья­нан­ду послал про­во­ве­до­вать в Бен­га­лию, а весь осталь­ной мир Он мило­сти­во оста­вил для Меж­ду­на­род­но­го обще­ства созна­ния Кришны.

Осе­нью 1990 года Анги­ра Гау­ран­га праб­ху при­е­хал в Омск, где к тому вре­ме­ни три школь­ни­ка осно­ва­ли ашрам.

С рабо­той в инсти­ту­те надо было закан­чи­вать. Сво­им род­ным Анги­ра Муни праб­ху объ­яс­нил это так: «В свя­зи с откры­ти­ем в Москве Все­мир­но­го инсти­ту­та Бхак­ти­ве­дан­ты я ухо­жу с рабо­ты в НИИ Чер­мет-авто­ма­ти­ка». Бабуш­ка немно­го попла­ка­ла, пого­ре­ва­ла, так как она наде­я­лась, что из внуч­ка полу­чит­ся пер­спек­тив­ный науч­ных сотруд­ник. Сотруд­ни­ки НИИ дума­ли, что он уез­жа­ет в Изра­иль, а ока­за­лось – в Сибирь как декаб­рист. Сибирь была намно­го сла­ще, чем Изра­иль. Ничто боль­ше не при­вле­ка­ло – ни пер­спек­ти­вы, ни стре­ми­тель­ный рост зар­пла­ты – Анги­ра Муни праб­ху хотел про­по­ве­до­вать. Сле­ду­ю­щие годы он про­вёл в Сиби­ри, став­шей для него аль­ма-мате­рью проповеди.

В 1990 году в Ново­си­бир­ске в арен­до­ван­ной боль­шой трех­ком­нат­ной квар­ти­ре на Лазур­ной открыл­ся пер­вый ашрам, где и посе­лил­ся Анги­ра Муни праб­ху. А в сле­ду­ю­щем 1991 году купи­ли дом для ашра­ма. Не было воды, не было туа­ле­та, не было ван­ной, воду бра­ли из колон­ки на ули­це. Все были моло­дые и вдох­нов­лён­ные. Анги­ра Муни праб­ху хоть и не бли­стал здо­ро­вьем, но в четы­ре утра выхо­дил из дома и выли­вал на себя вед­ро холод­ной воды, затем шёл на ман­га­ла-ара­ти, затем читать джа­пу, а затем читал утрен­нюю лекцию.

Была серьез­ная про­фес­си­о­наль­ная еже­днев­ная сан­кир­та­на. Вдох­но­вить пре­дан­ных в Ново­си­бирск впер­вые при­е­хал луч­ший сан­кир­тан­щик Рохи­ни Сута праб­ху. Часа­ми пре­дан­ные ашра­ма слу­ша­ли его лек­ции про Гос­по­да Чай­та­нью и Гос­по­да Нитья­нан­ду. Анги­ра Муни праб­ху как пре­зи­дент хра­ма тер­пе­ли­во ждал, когда Рохи­ни Сута праб­ху ста­нет рас­ска­зы­вать про рас­про­стра­не­ние книг, но напрас­но. Не дождав­шись отве­та, в послед­ний момент перед отъ­ез­дом в аэро­пор­ту задал вопрос: «А в чем всё-таки состо­ит сек­рет сан­кир­та­ны? Как рас­про­стра­нять боль­ше книг?» Рохи­ни Сута праб­ху отве­тил по-англий­ски: «Everything depends on your desire», и уле­тел. «Всё зави­сит от тво­е­го жела­ния», – в этом состо­ит сек­рет сан­кир­та­ны, и в этом же состо­ит сек­рет Бхак­ти-врик­ши. Фра­за ста­ла одним из клю­чей к созна­нию Криш­ны. «Everything depends on your desire». А само жела­ние мож­но обре­сти, обща­ясь с теми, у кого оно есть.

 

Расцвет санкиртаны

В 1991 году СССР рас­пал­ся. В авгу­сте слу­чил­ся воен­ный пере­во­рот. Ситу­а­ция была как в диа­ло­ге Жва­нец­ко­го: «Папа, мы побе­ди­ли! Ещё не понят­но, кто – мы, ещё не понят­но, кого – их, но мы побе­ди­ли». Нача­лись лихие девя­но­стые с диким капи­та­лиз­мом, мафи­ей, пере­стрел­ка­ми, деле­жом капи­та­ла. Это было вре­мя бес­ша­баш­ной и безум­ной про­по­ве­ди, мож­но было всё, запре­тов не было никаких.

В кон­це 1991 года груп­па пре­дан­ных поеха­ла в мара­фон по марш­ру­ту Красноярск–Иркутск. Плац­карт­ный вагон, тон­ны книг, пас­са­жи­ры вор­чат. При­е­хав в город, пре­дан­ные захо­ди­ли в тор­го­вый центр, нико­го не спра­ши­вая, ста­ви­ли сто­лик и про­да­ва­ли кни­ги. Ста­рая власть рух­ну­ла, новой ещё не было, поэто­му никто ниче­го не гово­рил. Никто не знал, что мож­но, а что нель­зя. Фак­ти­че­ски, мож­но было всё. Если кто-то воз­му­щал­ся, мы гово­ри­ли: «Име­ем пра­во, это духов­ное зна­ние – люди нуж­да­ют­ся в нём». Отставали.

Самое весё­лое вре­мя было в Иркут­ске. Само­воль­но заня­ли пустой при­ла­вок перед Новым Годом. Когда Анги­ру Муни праб­ху одна­жды вызва­ли к дирек­то­ру, он силь­но воз­му­тил­ся у него в каби­не­те: «Что вы себе поз­во­ля­е­те! Ради этих книг люди шли в тюрь­мы, в лаге­рях сиде­ли, а вы нам не даё­те их про­да­вать. Люди нуж­да­ют­ся в этих книгах».

Каж­дый день книг ухо­ди­ло всё боль­ше и боль­ше. Люди иска­ли подар­ки к Ново­му Году, под­хо­ди­ли, и каж­дый поку­пал кни­гу. «Это вол­шеб­ные кни­ги, тако­го зна­ния боль­ше нигде нет», – про­по­ве­до­вал Анги­ра Муни праб­ху. Кни­ги ухо­ди­ли ещё и ещё, ещё и ещё, за день рас­про­стра­ни­лось боль­ше 100 книг – лич­ный рекорд Анги­ры Муни праб­ху за всю жизнь.

Сан­кир­тан­щи­ки из Моск­вы езди­ли по всей стране и рас­про­стра­ня­ли кни­ги рабо­чим и слу­жа­щим. Где-то дого­ва­ри­ва­лись с руко­вод­ством пред­при­я­тий, что­бы кни­ги выда­ва­лись в счёт буду­щей зар­пла­ты по под­пис­ке. Кто под­пи­сал­ся, тот и полу­чил. Рабо­чие не очень пони­ма­ли, что они под­пи­сы­ва­ют, но при­вле­ка­лись пре­дан­ны­ми, и впо­след­ствии удив­ля­лись, когда полу­ча­ли кни­ги вме­сто зар­пла­ты. Сами они, может быть, и не чита­ли, ста­ви­ли кни­ги на свои пол­ки, но чита­ли их жёны, дети, вну­ки. У сан­кир­тан­щи­ков быто­ва­ло пове­рье, что ни одна кни­га Шри­лы Праб­ху­па­ды не оста­нет­ся без чита­те­ля, поэто­му надо кни­ги рас­про­стра­нить любой ценой. И дей­стви­тель­но, такие исто­рии про­ис­хо­дят в жиз­ни. Напри­мер, чело­век слу­ша­ет лек­ции в Интер­не­те, потом через год узна­ёт, что лек­тор криш­на­ит, потом нахо­дит Бха­га­вад-гиту у себя дома, кото­рую купил дедуш­ка, потом начи­на­ет ходить на бхак­ти-врик­шу. Кни­ги, так или ина­че, работают.

Самые силь­ные сан­кир­тан­щи­ки рас­про­стра­ня­ли за мара­фон по 20 000 книг. За девя­но­стые годы в Рос­сии было про­да­но 10 мил­ли­о­нов книг Шри­лы Прабхупады.

Весё­лое было вре­мя. Пре­дан­ные под­хо­ди­ли к аэро­пор­ту, зна­ко­ми­лись с лёт­чи­ка­ми, про­по­ве­до­ва­ли им. Лёт­чи­ки про­пус­ка­ли пре­дан­ных в само­лет. Как-то раз Анги­ра Муни праб­ху летел из одно­го горо­да в дру­гой в кабине пило­та. Все «кру­ти­лись» как могли.

Анги­ра Муни праб­ху  вспо­ми­на­ет: «При­ез­жал в город Сиби­ри – там был один пре­дан­ный. При­ез­жал через год – там было 10 пре­дан­ных. Ещё через год – там было уже 50 пре­дан­ных. Это была гео­мет­ри­че­ская про­грес­сия, такая же как у Шри­лы Праб­ху­па­ды в кон­це 60‑х годов. Все пре­дан­ные жили в хра­мах, все были брах­ма­ча­ри, все зани­ма­лись сан­кир­та­ной. Толь­ко я зани­мал­ся чем-то дру­гим.  Я ездил по горо­дам и пытал­ся созда­вать ятры. Это было новым делом.

В 1993 году в Москве у меня состо­ял­ся раз­го­вор с Сан­нья­сой праб­ху, дирек­то­ром Би-би-ти. Я рас­ска­зы­вал о том, что езжу по Сиби­ри, про­во­жу лек­ции, про­грам­мы, фести­ва­ли, помо­гаю людям ста­но­вить­ся пре­дан­ны­ми.  Он спро­сил: «А зачем? Надо про­сто кни­ги про­да­вать. Всё осталь­ное не нуж­но». В то вре­мя дума­ли, что люди про­сто купят кни­ги и авто­ма­ти­че­ски ста­нут пре­дан­ны­ми. Я спро­сил: «А как они ста­нут пре­дан­ны­ми?» Он ска­зал: «Неваж­но, кто-нибудь научит». Спо­рить с ним было заня­тие рис­ко­ван­ное. Вре­мя пока­за­ло, кто прав: Сан­нья­са праб­ху ушел, а я до сих пор в Движении».

В то вре­мя про­по­вед­ни­ков почти не было, пуб­лич­ные лек­ции чита­ли все­го несколь­ко чело­век. Сан­кир­та­ни­ли все.

 

Неудачи

Праб­ха­виш­ну Сва­ми стал Джи-би-си по Сиби­ри и утвер­дил Анги­ра Муни праб­ху пре­зи­ден­том хра­ма. Управ­лять хра­мом никто не обу­чал, гово­ри­ли: «будешь пре­зи­ден­том хра­ма», – и на этом всё. Кни­га «Как управ­лять хра­мом» Хари­ке­ши Сва­ми появи­лась толь­ко через год. Когда Анги­ра Муни праб­ху её про­чи­тал, то понял, что оши­бок было сде­ла­но мно­го. Когда в Ново­си­бир­ском хра­ме воз­ник­ли слож­но­сти в управ­ле­нии, и воз­ник кон­фликт с пре­дан­ным, Анги­ра Муни праб­ху пере­дал управ­ле­ние дру­го­му пре­дан­но­му и напра­вил­ся в дру­гой город. Так­же было и в дру­гих горо­дах. Ситу­а­ция повто­ри­лась пять раз. Силь­ной сто­ро­ной Анги­ры Муни праб­ху по при­ро­де явля­ет­ся про­по­ведь, а не управ­ле­ние, все силы и сред­ства он все­гда направ­лял на про­по­ведь. Тем не менее, когда он впо­след­ствии стал зани­мать­ся Бхак­ти-врик­шей, то сфе­ра управ­ле­ния улуч­ши­лась и ста­ла более ста­биль­ной. Бхак­ти-врик­ша уве­ли­чи­ва­ет спо­соб­но­сти и пол­но­мо­чия преданного.

 

Пада-ятра

В 1992 году груп­па из 5‑ти чело­век, вклю­чая Анги­ра Муни праб­ху, орга­ни­зо­ва­ла Пада-ятру по Сиби­ри, Ура­лу и Даль­не­му Восто­ку. Сло­во Пада-ятра было новым в то вре­мя, «пада» озна­ча­ет сто­пы, шаг. Анги­ра Муни праб­ху вдох­но­вил­ся кни­гой Рад­ха­натха Сва­ми «Руко­вод­ство про про­ве­де­нию Пада-ятры», кото­рая была частью про­грам­мы Лока­натха Сва­ми по про­ве­де­нию 100 пада-ятр в ста госу­дар­ствах мира к сто­ле­тию Шри­лы Праб­ху­па­ды в 1996 году. Как здо­ро­во, когда пре­дан­ные идут пеш­ком из горо­да в город, про­во­дят фести­ва­ли, поют Харе Криш­на, чита­ют лек­ции, раз­да­ют пра­сад. Но по Сиби­ри ходить пеш­ком было бес­смыс­лен­но, поэто­му груп­па пере­дви­га­лась из горо­да в город на само­лё­тах, поез­дах, автобусах.

1 мая 1992 года Пада-ятра стар­то­ва­ла из Челя­бин­ска. В Челя­бин­ске несколь­ко бога­тых пре­дан­ных откры­ли радио, вещав­шее про Дви­же­ние созна­ния Криш­ны. Пре­дан­ные сня­ли боль­шой зал и про­ве­ли фести­валь Харе Криш­на. Маму Тха­кур праб­ху про­чи­тал лек­цию, раз­да­ли мно­го пра­са­да. Пада-ятра дви­ну­лась даль­ше: Ека­те­рин­бург, Ниж­ний Тагил, Тюмень, Кур­ган, Ново­си­бирск. За три меся­ца про­еха­ли от Челя­бин­ска до Вла­ди­во­сто­ка. В каж­дом горо­де к груп­пе кто-то при­со­еди­нял­ся, и во Вла­ди­во­сток при­е­ха­ло 50 чело­век. Было про­сто: «О ребя­та, мож­но с вами?» «Мож­но, поеха­ли». В горо­дах было мало пре­дан­ных, а им нра­ви­лись кир­та­ны, лек­ции, пра­сад, поэто­му люди и при­со­еди­ня­лись. Вайш­нав­ской одеж­ды ещё не было, на хари­на­мы шли в чём попа­ло: мата­джи накру­чи­ва­ли на себя зана­вес­ки вме­сто сари, праб­ху накру­чи­ва­ли про­сты­ни и выгля­де­ли забав­но по нынеш­ним вре­ме­нам  Но пре­дан­ных ниче­го из это­го не вол­но­ва­ло, они про­по­ве­до­ва­ли. Про­по­ведь была абсо­лют­но пря­мой. Анги­ра Муни праб­ху брал мик­ро­фон на пло­ща­ди и про­воз­гла­шал: «Доро­гие дру­зья, жите­ли горо­да, пой­те свя­тые име­на Бога: Харе Криш­на Харе Криш­на Криш­на Криш­на Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе! Пой­те свя­тые име­на Бога и будь­те счаст­ли­вы!» И люди пели. В каж­дом горо­де соби­ра­лись пол­ные залы. А в Омске ходи­ла и рас­кле­и­ва­ла афи­ши Пада-ятры мата­джи Каве­ри – буду­щая супру­га Анги­ры Муни праб­ху. Таким обра­зом пре­дан­ные побе­до­нос­но про­ше­ство­ва­ли сквозь Сибирь.

Из вос­по­ми­на­ний мата­джи Каве­ри: «Как-то, воз­вра­ща­ясь из инсти­ту­та домой, я шла и дума­ла о том, как долж­но быть щедр Гос­подь в сво­ей люб­ви, если так мно­го пре­крас­но­го про­сто рас­сы­па­но по это­му миру… И тут я уло­ви­ла едва раз­ли­чи­мые зву­ки… Пока­за­лось? Нет, чем даль­ше я шла, тем гром­че ста­но­ви­лись эти зву­ки! Пря­мо на моем пути кру­жоч­ком сто­я­ли люди и пели! Лица неко­то­рых были обра­ще­ны к небу, гла­за при­кры­ты. Сто­я­щий в цен­тре кру­га чело­век сту­чал каки­ми-то таре­лоч­ка­ми — они изда­ва­ли уди­ви­тель­ный звук. Чело­век, кото­рый сто­ял в цен­тре и вёл кир­тан (мой буду­щий супруг, Анги­ра Муни), отме­тил, как вни­ма­тель­но я слу­ша­ла, и при­гла­сил меня пой­ти с ними на про­грам­му. Так я впер­вые попа­ла к пре­дан­ным и навсе­гда оста­лась с ними».

В нача­ле девя­но­стых было уди­ви­тель­ное ощу­ще­ние, что ско­ро все люди ста­нут пре­дан­ны­ми. Ман­тра хоро­шая, пра­сад класс­ный, кни­ги потря­са­ю­щие, поэто­му люди обя­за­тель­но долж­ны стать пре­дан­ны­ми. Ком­му­ни­сти­че­ские иде­а­лы рух­ну­ли, дру­гих не было, люди как-то сво­ди­ли кон­цы с кон­ца­ми и пели Харе Криш­на. Люди очень охот­но при­ни­ма­ли созна­ние Криш­ны, отвле­ка­ю­щих фак­то­ров в то вре­мя в Рос­сии не было. Пре­дан­ные жда­ли наступ­ле­ния Золо­то­го Века Гос­по­да Чай­та­ньи через несколь­ко лет в Рос­сии. Коман­да Пада-ятры была уве­ре­на, что нуж­но ещё несколь­ко раз про­ехать по стране, и все люди ста­нут пре­дан­ны­ми. Но что-то не срабатывало.

Когда Пада-ятра закон­чи­лась, Анги­ра Муни праб­ху начал орга­ни­зо­вы­вать стран­ству­ю­щие хра­мы, и Праб­ха­виш­ну Сва­ми при­знал, что в Сиби­ри кро­ме город­ских хра­мов суще­ству­ет ещё и стран­ству­ю­щий храм Нитай-Гау­ран­ги Анги­ры Муни прабху.

Анги­ра Муни праб­ху про­по­ве­до­вал в раз­ных горо­дах Сиби­ри, и там, где откры­ва­ли хра­мы, он ста­но­вил­ся пре­зи­ден­том. Один раз груп­па мос­ков­ских сан­кир­тан­щи­ков вер­ну­лась из Сиби­ри и удив­лён­но сооб­щи­ла, что Анги­ра Муни праб­ху явля­ет­ся пре­зи­ден­том всех хра­мов в Сиби­ри. Так получилось.

Откры­тие ашра­мов и про­ве­де­ние фести­ва­лей про­дол­жа­лось до 1995 года. Анги­ра Муни праб­ху осел в Чите, и это было его послед­нее пре­зи­дент­ство в жиз­ни. Он начал заме­чать, что есть какая-то про­бле­ма. Люди вдох­нов­ля­ют­ся про­по­ве­дя­ми, фести­ва­ля­ми, селят­ся в ашра­мах и… ста­но­вят­ся несчаст­ны­ми. Люди ста­но­вят­ся недо­воль­ны­ми, хму­ры­ми, вор­чат и руга­ют­ся. А все долж­ны быть счаст­ли­вы­ми. Что-то не сра­ба­ты­ва­ет, что-то здесь не так.

 

Революция сознания

К сто­ле­тию Праб­ху­па­ды к рус­ским пре­дан­ным ста­ли посту­пать мате­ри­а­лы мини­стерств «боль­шо­го» ИСККОН, в част­но­сти, семи­на­ры по обще­ствен­ным свя­зям и раз­ви­тию вайш­нав­ских общин. Анги­ра Муни праб­ху начал пони­мать, что не все долж­ны жить в хра­мах. Совер­шен­но оче­вид­ная мысль для пре­дан­ных была революционной.

В каж­дом горо­де было все­го несколь­ко так назы­ва­е­мых при­хо­жан, и на них смот­ре­ли как на пад­ших.  Сло­во «при­хо­жа­нин» счи­та­лось оскор­би­тель­ным. «Я пре­дан­ный, а ника­кой не при­хо­жа­нин», – гово­ри­ли люди. Была систем­ная ошиб­ка. Во-пер­вых, не все могут жить в хра­мах, так как на всех не хва­тит еды, жилья и одеж­ды. Во-вто­рых, не все люди в хра­мах реа­ли­зу­ют свою при­ро­ду. У кого-то при­зва­ние зани­мать­ся биз­не­сом, рабо­тать, у кого-то сти­хи писать, у кого-то про­сто копать зем­лю, и толь­ко у неко­то­рых людей при­зва­ни­ем явля­ет­ся рас­про­стра­не­ние книг.

После оче­ред­но­го кри­зи­са Анги­ра Муни праб­ху при­е­хал в Моск­ву и попал на пер­вый фести­валь Сад­ху-сан­га, появив­ший­ся на фоне того, что в 1995 году пра­во­слав­ная цер­ковь впер­вые нача­ла сра­жать­ся с сек­та­ми. До это­го вооб­ще ника­ких пре­пят­ствий не было в про­по­ве­ди. Но пра­во­слав­ные посчи­та­ли себя глав­ны­ми и нача­ли борь­бу. Из Шве­ции при­е­хал Вай­дья­натх праб­ху, буду­щий Бхак­ти Вигья­на Госва­ми, спа­сать дви­же­ние. И пре­дан­ные орга­ни­зо­ва­ли фести­валь Садху-санга.

В Суха­ре­во на фести­валь Сад­ху-сан­га при­е­ха­ло пол­то­ры тыся­чи пре­дан­ных со всей Рос­сии. Это был рекорд. На фести­валь при­е­ха­ли извест­ные маха­ра­джи, в том чис­ле Рад­ха­натха Сва­ми, быв­ший в то вре­мя мини­стром сто­ле­тия Шри­лы Праб­ху­па­ды по все­му миру. Он назна­чил Анги­ру Муни праб­ху мини­стром сто­ле­тия Шри­лы Праб­ху­па­ды по Рос­сии и СНГ.

Анги­ре Муни праб­ху как мини­стру ста­ли при­хо­дить мате­ри­а­лы, изда­ва­е­мые мини­стер­ства­ми ИСККОН. Было мно­го вещей, кото­рые пре­дан­ные в Рос­сии ещё не зна­ли. Ста­ли при­хо­дить жур­на­лы, изда­ва­е­мые мини­стром раз­ви­тия вайш­нав­ских общин Джа­я­п­а­та­кой Сва­ми. «У меня нача­ли течь сле­зы, вот оно – реше­ние», — делит­ся сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми Анги­ра Муни праб­ху: «Не все люди долж­ны жить в хра­мах, пусть живут у себя дома и про­во­дят нама-хат­ты». В жур­на­лах при­во­ди­лись обос­но­ва­ния цита­та­ми из шастр, при­во­ди­лись при­ме­ры успеш­ных общин – всё вдохновляло.

До это­го в 1992 году состо­ял­ся супер­про­по­вед­ни­че­ский про­ект под назва­ни­ем Гау­ран­га Бхад­жан Бэнд: Хари­ке­ша Сва­ми, Бхак­ти­вайб­ха­ва Сва­ми, Шачи­нан­да­на Сва­ми, Бхак­ти Брин­га Говин­да Сва­ми в каче­стве гостя и дру­гие маха­ра­джи про­ве­ли миро­вое рок-турне, соби­рая пол­ные ста­ди­о­ны. И вот они реши­ли при­е­хать в Моск­ву. В тече­нии цело­го меся­ца сан­кир­тан­щи­ки про­да­ва­ли биле­ты на кон­церт в Олим­пий­ский Дво­рец на 35 000 мест. Все биле­ты были про­да­ны. В каж­дом вагоне мос­ков­ско­го мет­ро висел пла­кат с рекла­мой Гау­ран­га Бхад­жан Бэн­да с изоб­ра­же­ни­ем Бой Джор­джа, при­е­хав­ше­го на под­держ­ку, и воз­ле­жа­щим Гос­по­дом Виш­ну. На кон­церт при­е­ха­ло 3000 пре­дан­ных со всей стра­ны. Дли­лись часы непре­рыв­но­го кир­та­на и экс­та­за. К кон­цу кон­цер­та тол­па обе­зу­ме­ла, и Анги­ре Муни праб­ху даже повре­ди­ли руку. Вско­ре у него состо­я­лась вто­рая ини­ци­а­ция и в то же вре­мя Ратха-Ятра в Пар­ке Горь­ко­го, и шрам стал напо­ми­на­ни­ем об этих гран­ди­оз­ных событиях.

Через четы­ре года при­е­хал Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми и спро­сил: «А сколь­ко кон­так­тов вы собра­ли на этом кон­цер­те?» К сожа­ле­нию, ноль. Он спро­сил: «А зачем вы тогда это дела­ли?» Но в то вре­мя об этом никто не думал. Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми убеж­дал, что любая про­грам­ма долж­на при­во­дить к сбо­ру кон­так­тов и при­гла­ше­нию на дру­гую про­грам­му, спе­ци­аль­но пред­на­зна­чен­ную для новых людей.

В Москве пре­дан­ные-при­хо­жане чув­ство­ва­ли себя несчаст­ны­ми, никто о них не забо­тил­ся и нико­му они не были нуж­ны. Анги­ра Муни праб­ху понял, что раз­ви­тие вайш­нав­ской общи­ны – это буду­щее, и решил посвя­тить себя это­му. В при­слан­ных жур­на­лах содер­жа­лось пер­вое опи­са­ние про­грам­мы Бхак­ти-врик­ша. Тогда ещё не было тер­ми­на «бхак­ти-врик­ша», тогда она назы­ва­лась про­грам­ма «клет­ка» или «ячей­ка». Тер­мин «бхак­ти-врик­ша» появил­ся толь­ко через два года. В 1997 году Джа­я­п­а­та­ка Маха­радж нашел тер­мин «дре­во Гос­по­да Чай­та­ньи» в 9‑й гла­ве Ади-лилы Чайтаньи–чаритамриты. По мере раз­ви­тия виде­ния Бхак­ти-врик­ши Анги­ра Муни праб­ху всё боль­ше пони­мал, что за Бхак­ти-врик­шей буду­щее, и что он хочет ею заниматься.

Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми при­е­хал в Рос­сию в пер­вый раз на вто­рой Суха­рев­ский фести­валь в 1996 году. До это­го ходи­ли слу­хи, что есть вели­кий гуру в Индии, кото­рый в Бен­га­лии целы­ми дерев­ня­ми при­ни­ма­ет уче­ни­ков. Он был все­гда окру­жен огром­ной тол­пой бен­галь­цев, и для Анги­ра Муни праб­ху Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми был лич­но­стью очень дале­кой, пока он не начал читать его семи­на­ры и при­вле­кать­ся стрем­ле­ни­ем раз­ви­тия вайш­нав­ской общи­ны. Чув­ствуя настро­е­ние Анги­ры Муни праб­ху Вай­дья­натх праб­ху под­вёл его к Джа­я­п­а­та­ке Сва­ми и ска­зал: «Он будет вашим послуш­ным пере­вод­чи­ком». Эти отно­ше­ния с Джа­я­п­а­та­кой Сва­ми будут про­дол­жать­ся всю после­ду­ю­щую жизнь.

Никто так, как Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми, семи­на­ры не читал. Пол­ный пан­дал пре­дан­ных, Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми гово­рит: «И вот Гос­подь Гау­ран­га со сво­и­ми спут­ни­ка­ми идёт по доро­гам Нава­дви­пы, и при этом они поют: Харе Криш­на Харе Криш­на Криш­на Криш­на Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе». Пять минут длит­ся кир­тан, потом лек­ция про­дол­жа­ет­ся. Лек­ция сно­ва пере­хо­дит в кир­тан, кир­тан пере­хо­дит в лек­цию, все в экс­та­зе. Закан­чи­ва­ет­ся лек­ция пре­зен­та­ци­ей про­грам­мы Бхакти-врикши.

До это­го вре­ме­ни Джа­я­п­а­та­ку Сва­ми в Рос­сию не при­гла­ша­ли, так как он был слиш­ком занят в Бан­гла­де­ше, и его обе­ре­га­ли от чрез­мер­ных нагру­зок, свя­зан­ных с поло­же­ни­ем гуру. При этом Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми хочет при­ез­жать все­гда и вез­де. Но тут был повод, он при­е­хал не как гуру, а как министр про­по­ве­ди вайш­нав­ских общин. В этот год при­ни­ма­лись обе­ты к сто­ле­тию Праб­ху­па­ды, и его обе­том было про­ве­сти 100 семи­на­ров по про­грам­ме Бхак­ти-врик­ши, кото­рый он выпол­нил, про­ве­дя семи­на­ры в 100 городах.

Анги­ра Муни праб­ху обра­тил­ся к наци­о­наль­но­му сове­ту с прось­бой по окон­ча­нии слу­же­ния на сто­ле­тие Шри­лы Праб­ху­па­ды начать слу­же­ние по коор­ди­на­ции раз­ви­тия нама-хатт и вайш­нав­ских общин по всей стране. Так он был про­из­ве­ден в мини­стра раз­ви­тия вайш­нав­ских общин по СНГ. И вся его жизнь явля­ет­ся частью этой работы.

В сле­ду­ю­щий раз Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми при­е­хал в фев­ра­ле 1997 года. Джа­я­п­а­та­ку Сва­ми оста­но­вить было невоз­мож­но, и он стал ещё одним «рус­ским» гуру в доба­вок к тем деся­ти, кото­рые уже при­ни­ма­ли в Рос­сии уче­ни­ков. В Москве Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми про­вел пять дней, про­во­дя семи­на­ры по Бхак­ти-врик­ше в хра­ме на Бего­вой. Анги­ра Муни праб­ху пере­во­дил семи­на­ры от нача­ла до кон­ца. И потом нача­лись сов­мест­ные с ним поезд­ки по горо­дам Рос­сии. Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми все­гда был очень мило­стив, давал сове­ты и объ­яс­нял, что имен­но явля­ет­ся обя­зан­но­стью коор­ди­на­то­ра раз­ви­тия вайш­нав­ских общин. Отно­ше­ния посте­пен­но ста­но­ви­лись глуб­же и глубже.

Исто­рия. Нача­ло двух­ты­сяч­ных, Пермь, зима. Наблю­да­тель­ный Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми под­ме­ча­ет дета­ли. Он уви­дел жен­щи­ну с дет­ской коля­соч­кой на поло­зьях и про­из­нёс: «О, так вы може­те про­во­дить Ратха-ятры на санях, катая по сне­гу Гос­по­да Джа­ган­натху!» И в 2011 году Сан­ки-ятра была про­ве­де­на на Зим­нем фести­ва­ле Бхакти-врикши.

Дру­гая исто­рия. Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми при­ле­тел на три дня в Рос­сию, что­бы посе­тить Пермь, Ека­те­рин­бург и Челя­бинск. У него было три пере­вод­чи­ка и три чело­ве­ка одно­вре­мен­но полу­ча­ли его дар­шан. Пер­вый пере­вод­чик слу­шал вопрос пер­во­го чело­ве­ка, вто­рой пере­вод­чик пере­во­дил вопрос вто­ро­го чело­ве­ком, а тре­тий пере­вод­чик пере­во­дил ответ Маха­ра­джа тре­тье­му чело­ве­ку. И всё рав­но он не успе­вал из-за боль­шо­го коли­че­ства жела­ю­щих, поэто­му он задер­жи­вал­ся. Из Пер­ми выехал на час или пол­то­ра поз­же рас­пи­са­ния, из Ека­те­рин­бур­га выехал на четы­ре часа поз­же, поэто­му в Челя­бинск при­е­хал в 11 часов вече­ра. Пре­дан­ные Челя­бин­ско­го хра­ма жда­ли Маха­ра­джа с 6‑ти часов вече­ра, не рас­хо­ди­лись, пели кир­тан. До пол­пер­во­го он читал лек­цию, затем начал давать дар­ша­ны. Он ска­зал, я буду давать дар­шан по духов­ным вопро­сам, а Анги­ра Муни праб­ху по Бхак­ти-врик­ше. У Анги­ры Муни праб­ху появи­лась своя оче­редь. Пол­то­ра часа про­дол­жа­лись дар­ша­ны. При­е­ха­ли на квар­ти­ру, пол­то­ра часа поспа­ли и поеха­ли в аэро­порт в Моск­ву. Из аэро­пор­та Маха­радж поехал сра­зу в храм, где его жда­ли пре­дан­ные, про­вел про­грам­му и поле­тел в сле­ду­ю­щую стра­ну. А Анги­ра Муни праб­ху при­е­хал домой, в ботин­ках дошёл до кро­ва­ти, и в них и уснул, и про­спал сут­ки. А Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми про­дол­жил своё насы­щен­ное путе­ше­ствие по миру.

 

Первые успехи

С 1996 года нача­лись попыт­ки созда­ния пер­вых бхак­ти-врикш в Москве. В то вре­мя ещё ниче­го не было. В 80‑е годы в Москве было 6–7 квар­тир, в кото­рых про­хо­ди­ли про­грам­мы. Тер­ми­на «нама-хат­та» не было. Затем появил­ся храм, и про­грам­мы на квар­ти­рах исчез­ли. Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми ска­зал, что когда пре­дан­ные откры­ли хра­мы, то закры­ли нама-хат­ты, и это было ошиб­кой, пото­му что таким обра­зом поте­ря­ли мно­го лет в раз­ви­тии общины.

Была пред­при­ня­та пер­вая попыт­ка про­ве­де­ния про­грам­мы за пре­де­ла­ми хра­ма.  При­гла­шая зна­ко­мых Анги­ра Муни праб­ху набрал первую груп­пу из 20 чело­век. Пер­вая нама-хат­та или бхак­ти-врик­ша про­хо­ди­ла в зале худож­ни­ков-роман­ти­ков на бере­гу Моск­вы-реки неда­ле­ко от стан­ции мет­ро Паве­лец­кая. Не было моду­лей, изу­ча­ли Бха­га­вад-гиту гла­ву за гла­вой, стих за сти­хом в тече­ние полу­то­ра лет. Гово­ри­ли о важ­но­сти джа­пы, пели кир­та­ны. Был заме­тен духов­ный про­гресс у участ­ни­ков. Никто в нача­ле не читал регу­ляр­но джа­пу на чёт­ках, никто тол­ком не пони­мал фило­со­фию, никто не зани­мал­ся слу­же­ни­ем. Через пол­то­ра года почти все чита­ли по 16 кру­гов, зна­ли служ­бы, про­по­ве­до­ва­ли. Через пол­то­ра года из этой  груп­пы вырос­ли три новые груп­пы. Бхак­ти-врик­ша нача­ла делиться.

В янва­ре 1998 года Анги­ра Муни праб­ху сооб­щил Джа­я­п­а­та­ке Маха­ра­джу о деле­нии и об откры­тии трёх новых бхак­ти-врикш. Маха­радж ска­зал зага­доч­но: «Наде­юсь, эти груп­пы выжи­вут».  Ещё не было понят­но, поче­му он так ска­зал, но с года­ми выяс­ни­лось, что удер­жать груп­пу гораз­до слож­нее, чем открыть.

Начи­на­ние было успеш­ным, и в 1998 году в Москве уже было поряд­ка пят­на­дца­ти нама-хатт (тер­мин «бхак­ти-врик­ша» еще не исполь­зо­вал­ся). Их вели хоро­шие пре­дан­ные, неко­то­рые из них до сих пор в Дви­же­нии. В Петер­бур­ге групп было боль­ше, там дей­ство­вал Ача­ла праб­ху (в послед­ствии Бхак­ти Анан­та Криш­на Госва­ми), кото­рый в 1997 году стал лиде­ром про­грам­мы раз­ви­тия Нама-хат­ты, и с при­су­щим ему энту­зи­аз­мом открыл за год штук два­дцать. Он ска­зал, что если в Москве будет сто, то и в Петер­бур­ге тоже будет сто, будем сорев­но­вать­ся. Анги­ра Муни праб­ху всту­пил в соревнование.

 

Кризис ИСККОН

В 1998 году гря­нул самый тяже­лый кри­зис ИСККОН на фоне кри­зи­са эко­но­ми­ки в мире. В нача­ле года хра­мы были пол­ны брах­ма­ча­ри, сан­кир­та­на про­цве­та­ла, сот­ни тысяч людей слу­ша­ли радио Криш­на­ло­ка – 24 часа пря­мой про­по­ве­ди. Самым боль­шим успе­хом на радио Криш­на­ло­ка поль­зо­ва­лись живые эфи­ры Госва­ми Маха­ра­джа. Анги­ра Муни праб­ху тоже в какой-то момент начал вести эфи­ры и испы­ты­вал чув­ство сча­стья, отве­чая на вопро­сы людей на всю стра­ну. С финан­са­ми не было труд­но­стей, Пре­ма Инвест финан­си­ро­ва­ло радио Криш­на­ло­ка. Откры­ва­лись новые груп­пы нама-хат­ты, новые хра­мы, кни­ги рас­про­стра­ня­лись мил­ли­о­на­ми. Финан­со­вый кри­зис рез­ко обру­шил сан­кир­та­ну, люди пере­ста­ли поку­пать кни­ги. Но самое глав­ное испы­та­ние заклю­ча­лось в ухо­де из ИСККОН Хари­ке­ши Сва­ми. Он ушёл с кри­ти­кой, ушёл «хлоп­нув две­рью». При­чи­на­ми, как гово­ри­ли его духов­ные бра­тья, были вайш­на­ва-апа­ра­д­хи. Хари­ке­ша Сва­ми был гуру очень высо­ко­го уров­ня, вез­де были его уче­ни­ки, вся власть была у них, в част­но­сти, руко­во­ди­те­ли Би-би-ти и Пре­ма-инвест были его уче­ни­ка­ми. Эти­кет вайш­нав­ско­го обще­ния в то вре­мя ещё не был сфор­ми­ро­ван, пре­дан­ные обыч­но в лицо «руби­ли прав­ду-мат­ку» и гото­вы были уни­что­жать любую оппо­зи­цию, любое несо­гла­сие. Эпо­ха была жест­кая, но экс­та­тич­ная, про­по­ведь про­цве­та­ла. Были слу­чаи, когда Хари­ке­ша Сва­ми кри­ти­ко­вал кого-то из сво­их духов­ных бра­тьев за какие-то дей­ствия, и, види­мо, послед­ствия кри­ти­ки нако­пи­лись. Дру­гое, что нако­пи­лось, и что явно про­ис­хо­ди­ло на гла­зах пре­дан­ных, – это актив­ная про­по­ведь его уче­ни­ков, что наш гуру самый луч­ший, самый глав­ный, самый «кру­той», самый близ­кий к Шри­ле Праб­ху­па­де. Сей­час это­го явле­ния прак­ти­че­ски не оста­лось, но тогда было обычным.

Говин­да Маха­радж как-то ска­зал, что толь­ко демо­ны могут раз­ру­шать веру в духов­но­го учи­те­ля в серд­цах людей. Как в воду гля­дел. Никто, кто при­ни­жал дру­гих гуру, в ИСККОН не остал­ся. Про­бле­ма ста­ла настоль­ко мас­со­вой в Рос­сии, что вопрос встал на Джи-би-си, и Анги­ру Муни праб­ху вме­сте со все­ми реги­о­наль­ны­ми сек­ре­та­ря­ми– чело­век 15 рос­сий­ских пре­дан­ных –при­гла­си­ли на засе­да­ние. Сидел очень мрач­ный Хари­ке­ша Сва­ми и слу­шал, как ведут себя его уче­ни­ки, при этом дру­гие маха­ра­джи под­твер­жда­ли ска­зан­ное. При­ня­ли какие-то реше­ния, где-то сме­ни­ли пре­зи­ден­тов хра­мов, но по сути ниче­го ради­каль­но не поме­ня­лось. Раз­ру­ша­ю­щая веру про­по­ведь про­дол­жа­лась. И оскор­би­тель­ное пове­де­ние неко­то­рых уче­ни­ков при­ве­ло к серьёз­ным духов­ным про­бле­мам само­го Хари­ке­ши Сва­ми.  Криш­на может про­стить всё что угод­но, кро­ме кри­ти­ки вайш­на­вов, и гуру отве­ча­ет за сво­их уче­ни­ков. Такое про­ис­хо­ди­ло и в дру­гих местах, напри­мер, с уче­ни­ка­ми Гоур Говин­да Сва­ми в Индии. Это свой­ство нео­фи­тов. Нео­фи­ты склон­ны рас­про­стра­нять своё лож­ное эго на гуру. Нео­фит дума­ет, посколь­ку я самый «кру­той», то мой гуру тоже самый «кру­той», и поэто­му все долж­ны пре­дать­ся мое­му гуру.

ИСККОН в целом пере­бо­лел этой про­бле­мой к насто­я­ще­му вре­ме­ни. Сей­час в кур­се «Уче­ник в ИСККОН» учат прин­ци­пам отно­ше­ния гуру и уче­ни­ка, учат, как вести себя пра­виль­но. Напри­мер, не сле­ду­ет вешать изоб­ра­же­ние гуру в алтар­ной, не сле­ду­ет носить знач­ки и фут­бол­ки с изоб­ра­же­ни­ем гуру, не сле­ду­ет делать рекла­му сво­е­му гуру. Гуру – это пред­ста­ви­тель мис­сии Шри­лы Праб­ху­па­ды, кото­рая объ­еди­ня­ет ИСККОН, и зада­ча пре­дан­ных – это в первую оче­редь при­вле­кать к слу­же­нию настав­ле­ни­ям Шри­лы Праб­ху­па­ды, а не к сво­е­му гуру.

Опыт ухо­да дру­гих зональ­ных ача­рьев пока­зы­вал, что когда гуру ухо­дит, хра­мы пусте­ют и духов­ная жизнь раз­ру­ша­ет­ся. Праб­ха­виш­ну Сва­ми в то вре­мя дал настав­ле­ние, что пре­дан­ные долж­ны быть очень стой­ки­ми. Что­бы ни про­ис­хо­ди­ло, пре­дан­ные долж­ны оста­вать­ся в ИСККОН, оста­вать­ся слу­жить Шри­ле Прабхупаде.

Хари­ке­ша Сва­ми ушёл, кри­ти­куя ИСККОН, кри­ти­куя Шри­лу Праб­ху­па­ду, ушёл с уве­рен­но­стью, что всё не так, и что он всё сде­ла­ет луч­ше. Джи-би-си осво­бо­ди­ло Хари­ке­шу Сва­ми от всех долж­но­стей в ИСККОН. Его уче­ни­ки были лиде­ра­ми во всех горо­дах, и меж­ду ними начал­ся рас­кол. Те, кто пошёл за Хари­ке­шей Сва­ми, при­е­ха­ли в Петер­бург, а те, кто пошли за Джи-би-си, оста­лись в сво­их горо­дах. В Петер­бур­ге нахо­дил­ся вось­ми­этаж­ный храм с огром­ной алтар­ной  на три тыся­чи чело­век, и в него ста­ли съез­жать­ся уче­ни­ки Хари­ке­ши Свами.

Анги­ра Муни праб­ху вспо­ми­на­ет: «Напря­же­ние назре­ва­ло и вскры­лось на Джан­ма­шта­ми в авгу­сте 1998 года. Перед поезд­кой в храм я зашёл в Интер­нет и про­чёл: «Джи-би-си поста­нов­ля­ет, что Хари­ке­ша праб­ху.…» Я уди­вил­ся, поче­му напи­са­но «праб­ху», он же маха­радж?.. Всё в пись­ме было непо­нят­но, и толь­ко через пол­ча­са до меня дошло содер­жа­ние это­го пись­ма Джи-би-си. Я при­шел в храм уже зная ситу­а­цию. Это был самый печаль­ный Джан­ма­шта­ми в моей жиз­ни, пре­дан­ные сто­я­ли по углам с мрач­ны­ми лица­ми и что-то обсуждали».

И вот при­е­хал Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми. Он почув­ство­вал, какие собы­тия наме­ча­ют­ся в Москве, сел на само­лет и выле­тел из Южной Аме­ри­ки. Он читал лек­цию, засы­пая на ходу из-за сме­ны полу­ша­рия, вдох­нов­лял, про­по­ве­до­вал, объ­яс­нял, что Дви­же­ние про­дол­жа­ет­ся. Через два дня при­ле­тел Гопал Криш­на Госва­ми, была его вья­са-пуд­жа, и они про­слав­ля­ли друг дру­га, пока­зы­вая насто­я­щий ИСККОН, пока­зы­вая при­мер насто­я­щих отно­ше­ний меж­ду преданными.

Потом при­ле­те­ли дру­гие маха­ра­джи, и все поеха­ли в Петер­бург. Храм был забар­ри­ка­ди­ро­ван уче­ни­ка­ми Хари­ке­ши Сва­ми, они на пол­ном серьё­зе гото­ви­лись к обо­роне.  Их не тро­га­ли, но в Петер­бур­ге была огром­ная общи­на в три тыся­чи пре­дан­ных. Маха­ра­джи ста­ли про­сто слу­жить пре­дан­ным, что­бы пока­зать, что всё нор­маль­но, духов­ная жизнь про­дол­жа­ет­ся, не бой­тесь. Есть фото­гра­фия, где четы­ре маха­ра­джа гото­вят пра­сад на малень­кой кухне в квар­ти­ре (Рад­ха­натх Маха­радж, Говин­да Маха­радж, Ниран­джа­на Маха­радж и Госва­ми Махарадж).

Ещё несколь­ко лет ИСККОН пре­бы­вал в подав­лен­ном состо­я­нии, нуж­но было пере­жить кри­зис. Сан­нья­са праб­ху, лидер Би-би-ти, увёз все кни­ги в Петер­бург. Сан­кир­тан­щи­ки оста­лись без книг.

Самые разум­ные уче­ни­ки Хари­ке­ши Сва­ми оста­лись в ИСККОН, оста­лись под руко­вод­ством Джи-би-си, напри­мер, Госва­ми Маха­радж и Чай­та­нья Чанд­ра Чаран праб­ху.  Мно­гие ори­ен­ти­ро­ва­лись на их пример.

Те, кто поехал в Петер­бург, пона­ча­лу испы­ты­ва­ли эйфо­рию. Все уче­ни­ки одно­го гуру собра­лись в одном месте, и мож­но про­слав­лять гуру, не скры­ва­ясь, какой гуру вели­кий. Но про­шло несколь­ко меся­цев, и уже никто не соблю­дал регу­ли­ру­ю­щих прин­ци­пов, никто не повто­рял ман­тру, уче­ни­ки разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны, храм опустел.

Через два года туда при­е­хал пре­зи­дент Мос­ков­ско­го хра­ма Шьям праб­ху. Ему пред­ло­жи­ли выку­пить мур­ти Шри­лы Праб­ху­па­ды, гово­ря, нам не нужен Шри­ла Праб­ху­па­да. Он смот­рел на огром­ные боже­ства Гау­ра-Нитая и чув­ство­вал, что они пусты. Они есть, но Их нет. Скульп­ту­ры сто­ят, а Божеств там нет. Через какое-то вре­мя храм пре­вра­тил­ся в эзо­те­ри­че­ский центр, а со вре­ме­нем был поте­рян окончательно.

Глав­ный урок это­го кри­зи­са –  не допус­кать кри­ти­ки вайш­на­вов ни на каком уровне духов­но­го раз­ви­тия. Суще­ству­ет зави­си­мость гуру от дей­ствий уче­ни­ков. Реак­ции от дей­ствий уче­ни­ков идут духов­но­му учи­те­лю. Нико­гда нель­зя кри­ти­ко­вать дру­гих духов­ных учи­те­лей, даже если пре­дан­ный очень любит сво­е­го гуру, пото­му что это оскорб­ля­ет веру уче­ни­ков дру­го­го гуру.

Кри­зис – это и урок сотруд­ни­че­ства и урок того, что даже очень воз­вы­шен­ная лич­ность может пасть. Майа очень силь­на. Уче­ник не дол­жен верить в сво­е­го гуру сле­по с закры­ты­ми гла­за­ми, разум дол­жен быть вклю­чен. Шри­ла Праб­ху­па­да ска­зал: «Пре­да­вать­ся – не зна­чит пре­да­вать свой разум». Разум дол­жен оста­вать­ся всегда.

Коли­че­ство нама-хатт повсю­ду умень­ши­лось раза в три. Из 15 нама-хатт в Москве оста­лось не боль­ше 5, пото­му что мно­гие уче­ни­ки Хари­ке­ши Сва­ми ушли. В кон­це 1998 года оста­лось по 5–10 штук и в Ека­те­рин­бур­ге, и в Ново­си­бир­ске, и в Бар­нау­ле. Воз­ник очень силь­ный кри­зис. Хра­мы опу­сте­ли за один год. Сан­кир­тан­щи­ков почти не оста­лось, они пере­же­ни­лись и заня­лись биз­не­сом. Мно­гим каза­лось, что ИСККОН закон­чил­ся, пото­му что весь ИСККОН, кото­рый они виде­ли состо­ял из хра­мов, брах­ма­ча­ри и сан­кир­та­ны. Дру­го­го ИСК­КО­На они не зна­ли. Но были и пре­дан­ные, кото­рые пони­ма­ли, что ИСККОН может быть дру­гим. Вме­сто ИСК­КО­На хра­мо­го начи­нал­ся ИСККОН вайш­нав­ских общин.

Анги­ра Муни праб­ху духов­но­го кри­зи­са не испы­тал, но ему было тяже­ло на всё это смот­реть. Он вме­сте с мата­джи Каве­ри издал спе­ци­аль­ный номер жур­на­ла Гау­ран­га, кото­рый цели­ком был посвя­щен теме ухо­да Хари­ке­ши Сва­ми. В номе­ре были опуб­ли­ко­ва­ны все пись­ма Хари­ке­ша Сва­ми, опуб­ли­ко­ва­ны все пись­ма уче­ни­ков, кото­рые виде­ли ситу­а­цию изнут­ри, и были напе­ча­та­ны выво­ды. Этот выпуск помог мно­гим пре­дан­ным пре­одо­леть кри­зис, понять как обсто­ит дело на самом деле, и что теперь делать.

 

Пример Чоупати

Хра­мы опу­сте­ли, поэто­му надо было раз­ви­вать нама-хат­ты. Анги­ра Муни праб­ху с мата­джи Каве­ри в это вре­мя полу­чи­ли ещё один очень цен­ный опыт – они попа­ли в Чоупати.

В декаб­ре 1997 года Рад­ха­натха Сва­ми в пер­вый раз при­е­хал в Моск­ву. В то вре­мя про­шел год, как общи­на в Чоупа­ти вер­ну­лась в ИСККОН, Рад­ха­натха Сва­ми полу­чил ста­тус дик­ши-гуру ИСККОН и стал чле­ном Джи-би-си. Он про­вёл в Москве недель­ный семи­нар «Слу­жи­те вайш­на­вам», кото­рый Анги­ра Муни праб­ху с мата­джи Каве­ри изда­ли в виде бро­шю­ры. Рад­ха­натха Сва­ми подроб­но рас­ска­зал об опы­те общи­ны в Чоупа­ти. Он при­во­дил при­ме­ры, как люди при­хо­дят к зуб­но­му вра­чу, садят­ся в крес­ло, врач начи­на­ет им про­по­ве­до­вать Бха­га­вад-гиту, пред­ла­га­ет кни­гу по окон­ча­ния лече­ния. И все счаст­ли­вы. Анги­ра Муни праб­ху задал вопрос, кото­рый потом дол­го бес­по­ко­ил мно­гих пре­дан­ных в Рос­сии: «А что вы дума­е­те о про­грам­ме Бхак­ти-врик­ша?» Он отве­тил, что на 90% общи­на в Чоупа­ти и Бхак­ти-врик­ша это одно и то же. «В Чоупа­ти сло­жи­лась такая систе­ма, а вы може­те зани­мать­ся той систе­мой, кото­рая сло­жи­лась у вас. Глав­ное, что­бы вы забо­ти­лись о пре­дан­ных». Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми так­же гово­рил, что и то и дру­гое хоро­шо, нет ника­ко­го кон­флик­та меж­ду системами.

Анги­ра Муни праб­ху сра­зу захо­тел сде­лать в Москве так­же, как в Чоупа­ти. В кон­це 1998 года пре­дан­ные нача­ли зани­мать­ся актив­ным стро­и­тель­ством общи­ны. Сфор­ми­ро­ва­ли коми­тет раз­ви­тия общи­ны, про­ве­ли голо­со­ва­ние, избра­ли двух пред­се­да­те­лей, одним из кото­рых стал Анги­ра Муни праб­ху. Заня­лись рабо­той. Созда­ли жен­ский коми­тет, дет­ский коми­тет, коми­тет по здо­ро­вью, финан­со­вый. Всё дела­ли так, как в Чоупа­ти. Но ниче­го не зара­бо­та­ло. Коми­те­ты не зара­бо­та­ли, совет не зара­бо­тал, общи­на не воз­ник­ла  Было похо­же на Чоупа­ти, но иначе.

Осе­нью на Кар­ти­ку 1999 года Анги­ра Муни праб­ху с мата­джи Каве­ри поеха­ли в Чоупа­ти. Пол­то­ра меся­ца про­ве­ли в Индии, и это было одним из самых силь­ных впе­чат­ле­ний в жиз­ни. Потом изда­ли жур­нал Гау­ран­га на 116 стра­ниц, где подроб­но опи­са­ли опыт общи­ны в Чоупати.

При­мер. Одним утром пят­на­дцать авто­бу­сов подъ­е­ха­ли к Врин­да­ван­ско­му хра­му. Из них вышли с иго­лоч­ки оде­тые пре­дан­ные. Все праб­ху были оде­ты в белые дхо­ти и белые гла­жен­ные кур­ты, все мата­джи были оде­ты в акку­рат­ные сари, у всех интел­ли­гент­ные лица. Все упа­ли в пыль Врин­да­ва­на и зашли в храм. Это Рад­ха­натха Сва­ми при­е­хал со сво­ей общи­ной. На сле­ду­ю­щее утро во Врин­да­ван­ском хра­ме ста­ло тес­но – 800 вайш­на­вов из Чоупа­ти при­шли на утрен­нюю служ­бу и оста­лись читать ман­тру пря­мо в хра­ме. Обыч­но пре­дан­ные рас­хо­дят­ся, но пре­дан­ные из Чоупа­ти орга­ни­зо­ван­но сели кру­жоч­ка­ми по все­му хра­му и ста­ли читать ман­тру вслух. Рад­ха­натха Сва­ми сел в кру­жо­чек с брах­ма­ча­ри, грих­аст­хи рас­се­лись в сво­их кру­жоч­ках со сво­и­ми настав­ни­ка­ми. Анги­ра Муни праб­ху попро­сил­ся к ним, и всю пари­кра­му про­вёл вме­сте с ними.

То, что они виде­ли, пора­зи­ло Анги­ру Муни праб­ху и мата­джи Каве­ри до глу­би­ны души. Если пре­дан­ные шли по доро­ге вече­ром, то воз­ле каж­дой лужи ста­но­вил­ся пре­дан­ный с фона­ри­ком, что­бы дру­гие виде­ли, где сту­пать. В кон­це пари­кра­мы шли несколь­ко креп­ких муж­чин и ока­зы­ва­ли помощь отста­ю­щим. Были пре­дан­ные с сум­ка­ми с крас­ным кре­стом, ока­зы­ва­ю­щие меди­цин­скую помощь. Всё было про­ду­ма­но до мело­чей и постро­е­но в очень глу­бо­кой забо­те. Во вре­мя пра­са­да к каж­до­му по десять раз под­хо­ди­ли раз­дат­чи­ки и спра­ши­ва­ли, что ещё нуж­но – ещё добав­ку, ещё добав­ку. В кон­це, когда все были абсо­лют­но сытые, под­хо­дил пре­дан­ный и спра­ши­вал: «Что-нибудь ещё?» И если что-то тре­бо­ва­лось, то счаст­ли­вый пре­дан­ный бежал со всех ног, при­но­сил вед­ро с пра­са­дом и накла­ды­вал. И спра­ши­вал даль­ше: «Что-нибудь ещё, что-нибудь ещё?» Тако­го в Рос­сии ещё не виде­ли на тот момент. Про­шли три неде­ли про­яв­ле­ний уди­ви­тель­ной люб­ви и заботы.

В послед­ний день поезд­ки спро­си­ли у Рад­ха­натха Сва­ми, что нуж­но сде­лать, что­бы в Москве и по всей Рос­сии ста­ло так­же как в Чоупа­ти? Он ска­зал: «Не пытай­тесь пере­де­лать всю Моск­ву. Не пытай­тесь пере­де­лать всю стра­ну. Возь­ми­те неболь­шую груп­пу пре­дан­ных и нач­ни­те забо­тить­ся о них. Если у вас это полу­чит­ся хоро­шо, то потом мно­гие нач­нут сле­до­вать ваше­му при­ме­ру». Про­шло лет десять, что­бы этот прин­цип полу­чи­лось при­ме­нить на практике.

Сле­ду­ю­щие несколь­ко лет Анги­ра Муни праб­ху ездил по стране и читал лек­ции по опы­ту общи­ны в Чоупа­ти. Пре­дан­ные слу­ша­ли и пла­ка­ли, гово­ри­ли, давай­те поедем в Чоупа­ти, будем жить там, так как здесь жить невозможно.

В 2001 году Рад­ха­натха Сва­ми ска­зал, что надо сде­лать одно образ­цо­вое место. Анги­ра Муни праб­ху пред­ло­жил Бар­на­ул, но Рад­ха­натха Сва­ми ска­зал нет, долж­на быть Москва. На воз­ра­же­ние, что в Москве слиш­ком слож­но, так как мно­го раз­ных пре­дан­ных, Рад­ха­натха Сва­ми ска­зал, что Москва – это центр, а все все­гда смот­рят на центр. Анги­ра Муни праб­ху спро­сил, кто это может сде­лать в Москве. Рад­ха­натха Сва­ми отве­тил: «Ну кто — ты. По край­ней мере, тебе это инте­рес­но. Попро­буй что-нибудь сде­лать. Шри Гоура Хари праб­ху может забо­тить­ся о брах­ма­ча­ри, ты можешь забо­тить­ся о гра­хи­ст­хах. Нач­ни­те делать». Такое было его настав­ле­ние. Но про­шло лет семь, пока воз­ник­ла пер­вая бхак­ти-врик­ша, кото­рую Анги­ра Муни праб­ху начал вести вме­сте с мата­джи Каве­ри. То, что уда­лось поза­бо­тить­ся о 15 пре­дан­ных бхак­ти-врик­ши, при­ве­ло к созда­нию сотен бхак­ти-вриш по всей стране. Фор­му­ла Рад­ха­натха Сва­ми сра­бо­та­ла. Но это было спу­стя несколь­ко лет.

 

Секрет Бхакти-врикши

В нача­ле двух­ты­сяч­ных годов ИСККОН пре­бы­вал в глу­бо­ком упад­ке, почти никто не проповедовал.

В 2002 году Анги­ра Муни праб­ху при­гла­сил в Моск­ву Виджая Вену­го­па­ла праб­ху и матуш­ку Пре­му Пад­ми­ни, узнав об опы­те их общи­ны в Омане. Они про­ве­ли семи­нар. Ниче­го не изме­ни­лось. Нама-хат­ты в Москве в то вре­мя были хоро­ши­ми, душев­ны­ми, тёп­лы­ми. Но они не дели­лись. Никто не хотел делить­ся. Не было моду­лей. Нама-хат­ты про­дол­жа­лись два-три-четы­ре года и на пред­ло­же­ния поде­лить­ся все­гда отве­ча­ли отка­зом. У всех были тёп­лые вайш­нав­ские отно­ше­ния, все друг к дру­гу при­тёр­лись и при­вык­ли. Лиде­ру гово­ри­ли, что мы без вас не можем, вы нас не бро­сай­те, мы без вас погиб­нем. У лиде­ра серд­це тая­ло, и он гово­рил, ну лад­но. Нама-хат­ты были хоро­ши­ми, но не было того роста, кото­рый был обе­щан в учеб­ни­ке «Вет­ви Бхак­ти». Те же 10–15 групп оста­ва­лись в Москве до 2007 года.

В 2006 году матуш­ка Пре­ма Пад­ми­ни в Мая­пу­ре спро­си­ла, а как там в Рос­сии Бхак­ти-врик­ша? Анги­ра Муни праб­ху ска­зал, что не очень – не рас­тёт, не раз­ви­ва­ет­ся, не умно­жа­ет­ся. Она ска­за­ла: «Это пото­му, что вы не исполь­зу­е­те наши моду­ли. Если вы буде­те исполь­зо­вать наши моду­ли, то у вас всё полу­чит­ся. Во всех стра­нах, где исполь­зу­ют наши моду­ли, Бхак­ти-врик­ша раз­ви­ва­ет­ся успешно».

Анги­ра Муни праб­ху вспо­ми­на­ет: «Я взял у неё моду­ли и ска­зал, что мы почи­та­ем. Если они под­хо­дят для Рос­сии, то мы их пере­ве­дём и будем исполь­зо­вать, но вы, пожа­луй­ста, при­ез­жай­те, и обу­чай­те нас, как это делать».

В моду­лях ниче­го спе­ци­фи­че­ско­го индий­ско­го не ока­за­лось, для Рос­сии подо­шли. За год их пере­ве­ли и напе­ча­та­ли. В янва­ре 2007 года матуш­ка Пре­ма Пад­ми­ни всту­пи­ла на рос­сий­скую зем­лю. Был конец янва­ря, на ули­це минус 20, день явле­ния Гос­по­да Нитья­нан­ды.  Вышла из само­ле­та в сари, в тапоч­ках на босу ногу. Сне­га и мину­со­вой тем­пе­ра­ту­ры она рань­ше нико­гда не виде­ла. Анги­ра Муни праб­ху и мата­джи Каве­ри её встре­ти­ли, наде­ли сапо­ги, наде­ли огром­ную шубу и поса­ди­ли в тёп­лую маши­ну. Она зашла к ним в квар­ти­ру и ска­за­ла, что не очень-то и холод­но в Рос­сии зимой. Гово­рит, у вас даже и обо­гре­ва­те­ля в ком­на­те нет. В Индии если холод­но, то обо­гре­ва­тель сто­ит в цен­тре ком­на­ты. Про бата­реи цен­траль­но­го отоп­ле­ния она ещё ниче­го не зна­ла. Вышла на ули­цу, пощу­па­ла снег, ска­за­ла, тёп­лый, и поеха­ла в храм читать лек­цию на День явле­ния Гос­по­да Нитья­нан­ды, где впер­вые пред­ста­ви­ла про­грам­му Бхак­ти-врик­ши в обнов­лён­ном вари­ан­те. И про­ве­ла пяти­днев­ный семи­нар по Бхак­ти-врик­ше. С это­го момен­та начал­ся новый виток раз­ви­тия Бхак­ти-врик­ши в Москве, а потом и по всей стране.

Новые груп­пы нача­ли серьёз­но сле­до­вать её мето­ди­ке. Груп­па Анги­ры Муни праб­ху и мата­джи Каве­ри, и груп­па Криш­на­да­са Кави­ра­джа праб­ху ста­ли успеш­ны­ми. Все уви­де­ли, что систе­ма рабо­та­ет. Матуш­ка Пре­ма Пад­ми­ни откры­ла нам один сек­рет: «На бхак­ти-врик­ше не долж­но быть ста­рых пре­дан­ных. Бхак­ти-врик­ша – это про­грам­ма обу­че­ния нович­ков. Убе­ри­те ста­рых пре­дан­ных с бхак­ти-врикш, они всё пор­тят». Для ста­рых пре­дан­ных под­хо­дят заня­тия по Бха­га­вад-гите, вос­крес­ные про­грам­мы, нама-хатты.

В груп­пы бхак­ти-врик­ши набра­ли нович­ков и тех пре­дан­ных, кото­рые хоте­ли научить­ся вести такие груп­пы. Начи­на­ю­щие пре­дан­ные с каж­дым меся­цем повто­ря­ли всё боль­ше кру­гов, начи­на­ли соблю­дать регу­ли­ру­ю­щие прин­ци­пы, при­ни­ма­ли обе­ты Шик­ши. Ста­ло вид­но, что Бхак­ти-врик­ша на самом деле рабо­та­ет в том виде, как это напи­са­но в учебнике.

Рево­лю­ци­он­ное исто­ри­че­ское собы­тие про­изо­шло летом 2008 года. Груп­пы выеха­ли на трёх­днев­ный ретрит в Тулу. Матуш­ка Пре­ма Пад­ми­ни в кон­це семи­на­ра зада­ла вопрос: «Под­ни­ми­те руку те, кто из вас в буду­щем хотел бы вести свою бхак­ти-врик­шу?» Из 25 чело­век руки под­ня­ли все.

Это была рево­лю­ция. До это­го Анги­ра Муни праб­ху мно­го лет ходил по мос­ков­ским нама-хат­там и вдох­нов­лял пре­дан­ных: «Гос­подь Чай­та­нья ска­зал, что каж­дый дол­жен стать гуру, каж­дый дол­жен открыть бхак­ти-врик­шу». Все слу­ша­ли, кива­ли голо­ва­ми, никто ниче­го не откры­вал. Это было удоб­но, никто не хотел пере­мен. А тут были моло­дые пре­дан­ные, кото­рые ниче­го кро­ме бхак­ти-врик­ши в сво­ей жиз­ни не виде­ли. С пер­во­го дня им гово­ри­ли, что они откро­ют свою груп­пу. Они в это пове­ри­ли. И все откры­ли. Почти все, кто были в груп­пе Анги­ры Гау­ран­ги праб­ху и мата­джи Каве­ри, бхак­ти-врик­шу откры­ли. Кто-то сра­зу, кто-то через год, кто-то через пять лет.

Анги­ра Муни праб­ху с матуш­кой Пре­мой Пад­ми­ни ста­ли ездить по горо­дам от Мин­ска до Иркут­ска. В янва­ре 2009 года груп­пы подо­шли к момен­ту ветв­ле­ния. Про­ве­ли офи­ци­аль­ный фести­валь ветв­ле­ния груп­пы. По моду­лям надо было при­гла­сить сад­ху, и в это вре­мя в Москве был Кеша­ва Маха­радж. Про­ве­ли заме­ча­тель­ный кир­тан, Кеша­ва Маха­радж про­чи­тал лек­цию. И пять неза­муж­ник мата­джи из груп­пы Анги­ры Муни праб­ху реши­лись открыть пять бхак­ти-врикш в Москве и ста­ли пер­вы­ми лиде­ра­ми. Бхак­ти-врик­ша в Москве нача­лась с пяти неза­муж­них мата­джи.  Все они успеш­но про­ве­ли и поде­ли­ли груп­пы, созда­ли сек­то­ра и неко­то­рые – окру­га. Четы­ре мата­джи в тече­ние двух лет вышли замуж и про­дол­жа­ли вести бхак­ти-врик­ши со сво­и­ми мужья­ми, а одна – через пять лет. Неза­муж­ние мата­джи поло­жи­ли нача­ло новой Бхак­ти-врик­ши в Рос­сии. Гос­подь Нитья­нан­да защи­тил уси­лия преданных.

 

Взрыв Бхакти-врикши

Начал­ся взрыв Бхак­ти-врик­ши. В 2009–2011 годах бхак­ти-врик­ши рос­ли в той самой гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии, как напи­са­но в учеб­ни­ке. Сна­ча­ла было две груп­пы, через неко­то­рое вре­мя ста­ло пят­на­дцать групп. К лету 2010 года было 40 групп, к 2013 году ста­ло 70 групп. В 2013 году при­е­хал Джа­я­п­а­та­ка Маха­радж и спро­сил, сколь­ко бхак­ти-врикш в Москве. Анги­ра Муни праб­ху отве­тил – 70. Он ска­зал: «Долж­но быть боль­ше!» Эти его сло­ва зву­чат до сих пор в серд­це Анги­ры Муни праб­ху: «Should be more!» Сколь­ко бы не было бхак­ти-врикш – 10, 100, 1000 – «should be more». Для чисто­го пре­дан­но­го, сколь­ко бы ни было бхак­ти-врикш, все рав­но будет не хва­тать. Пока есть хотя бы один непре­дан­ный в этом мире – «should be more».

Нача­лись фести­ва­ли. На пер­вый фести­валь Бхак­ти-врик­ши 100 пре­дан­ных выеха­ли за 100 км от Моск­вы, поста­ви­ли палат­ки, и жили воз­ле ручья в лесу. Об удоб­ствах никто не думал. Пищу гото­ви­ли на кост­ре. Все были в пол­ном экс­та­зе. На фести­валь при­е­ха­ли матуш­ка Пре­ма Пад­ми­ни, Чай­та­нья Чанд­ра Чаран праб­ху и Госва­ми Маха­радж. Чай­та­нья Чанд­ра Чаран праб­ху ска­зал: «У вас сей­час здесь 100 чело­век. В сле­ду­ю­щем году будет 200 чело­век, потом 300, потом 500, потом тыся­ча. Я пра­виль­но счи­таю, Анги­ра Муни прабху?»

В 2011 и в 2012 году уже была тыся­ча чело­век на фести­ва­лях. Фести­ва­ли были напол­не­ны твор­че­ством и энту­зи­аз­мом. Моло­дые пре­дан­ные были транс­цен­дент­ны­ми, вдох­нов­лен­ны­ми. Неде­ля фести­ва­ля дава­ла неза­бы­ва­е­мые впе­чат­ле­ния. Фести­ва­ли про­хо­ди­ли и летом и зимой. В 2012 году состо­ял­ся апо­фе­оз – фести­валь Гау­ран­га. После дли­тель­но­го пере­ры­ва в Моск­ву при­е­хал Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми. Была пол­ная алтар­ная моло­дых пре­дан­ных. Маха­радж зашел в алтар­ную, обвёл всех гла­за­ми и ска­зал: «Сре­ди вас мно­же­ство буду­щих дик­ша-гуру». Чистый пре­дан­ный видит то, чего не видим мы. В то вре­мя прак­ти­че­ски все маха­ра­джи побы­ва­ли на фести­ва­лях Бхак­ти-врик­ши. Нача­лось бур­ное раз­ви­тие. И, нако­нец, в 2014 году была достиг­ну­та дав­но постав­лен­ная цель в 108 бхак­ти-врикш в Москве.

Бала Кеша­ва праб­ху, редак­тор Би-би-ти одна­жды спро­сил: «Анги­ра Муни, зачем тебе 108 нама-хатт, это же боль­шая голов­ная боль?» Опыт пока­зал, что он был прав. 108 групп – это голов­ная боль, но это экс­та­тич­ная голов­ная боль. Каун­тея праб­ху при­е­хал в 2012 году на зим­ний фести­валь Бхак­ти-врик­ши. 300 чело­век было толь­ко в хра­ме на Бота­ни­че­ском. Каун­тея праб­ху сра­зу же отме­тил оче­ре­ди в туа­ле­ты. И в этом же году про­из­нес на сво­ем семи­на­ре на Кай­ла­ше: «Этот Анги­ра Муни очень опас­ный пре­дан­ный. Если он появит­ся в вашем хра­ме, у вас сра­зу нач­нут­ся оче­ре­ди в туа­ле­ты. Если не хоти­те, что­бы у вас были оче­ре­ди в туа­ле­ты, не при­гла­шай­те к себе Анги­ра Муни». Сра­зу после это­го посы­па­лись при­гла­ше­ния про­чи­тать лек­ции по Бхакти-врикше.

В сен­тяб­ре 2014 года состо­ял­ся юби­лей Анги­ры Муни праб­ху – 50 лет. В то вре­мя каж­дую неде­лю в Москве откры­ва­лась новая бхак­ти-врик­ша. В учеб­ни­ке Вет­ви Бхак­ти 108 групп назы­ва­ет­ся мала (гир­лян­да). Орга­ни­за­то­ры попро­си­ли, что­бы каж­дая груп­па при­нес­ла одну розу. Их собра­ли и сши­ли в гир­лян­ду. Гир­лян­да полу­чи­лась 2 мет­ра дли­ной. Гир­лян­да была пред­ло­же­на на алта­ре в Крас­но­гор­ске, где отме­чал­ся юби­лей. Теперь в Москве была «мала» – в Москве дей­ство­ва­ли 108 бхакти-врикш.

Анги­ра Муни праб­ху начал ездить в лек­ци­я­ми по Бхак­ти-врик­ше по все­му миру. Бхак­ти-врик­ша нача­ла рас­про­стра­нять­ся. Посту­пи­ли при­гла­ше­ния в Изра­иль, потом в Поль­шу, Казах­стан, Лит­ву, Англию, США. Нако­нец-то мож­но было вжи­вую видеть места в США, где зарож­да­лось Дви­же­ние, где ходил Шри­ла Праб­ху­па­да. В США рос­ли кус­ки общи­ны и воз­ник­ла идея назвать их рус­ско­языч­ной Бхак­ти-врик­шей. Это был октябрь 2015 года.

В мае 2016 состо­я­лась поезд­ка в Южную Аме­ри­ку, напол­нен­ная чув­ством сча­стья от про­по­ве­ди Бхакти-врикши.

Перезагрузка

А потом что-то пошло не так.  К кон­цу 2016 года нача­ли заме­чать­ся кри­зи­сы во всех горо­дах, во всех ятрах. Мно­гие лиде­ры нача­ли ухо­дить, разо­ча­ро­вы­вать­ся. Бхак­ти-врик­ша затор­мо­зи­лась в сво­ем раз­ви­тии. В 2017 году начал­ся обвал, коли­че­ство групп нача­ло сокра­щать­ся по всей стране. В Москве на пике было 120–130 групп. В 2019 году ста­ло поряд­ка 80. В Ека­те­рин­бур­ге было 40 групп бхак­ти-врик­ши, оста­лось 5. В Челя­бин­ске было 35, оста­лась одна. В Ново­си­бир­ске было 20, оста­лось 2. Для Анги­ры Муни праб­ху это ста­ло очень серьез­ным испы­та­ни­ем. Слож­но не бес­по­ко­ить­ся, когда рушит­ся дело всей жиз­ни – то ли Криш­на недо­во­лен и решил со всем этим покон­чить, то ли начи­на­ет­ся вре­мя Бхак­ти-лат­ты или дру­гих про­грамм. Воз­ник кри­зис здоровья.

В 2018 году Анги­ра Муни праб­ху и его супру­га были реи­ни­ци­и­ро­ва­ны Джа­я­п­а­та­ка Сва­ми и ста­ли Анги­рой Гау­ра­гой праб­ху и мата­джи Каве­ри Пава­ни. У это­го собы­тия было две при­чи­ны. Во-пер­вых, в 2012 году Праб­ха­виш­ну Сва­ми оста­вил сан­нья­су и пред­ло­жил реи­ни­ци­а­цию как один из вари­ан­тов для сво­их уче­ни­ков. Во-вто­рых, Анги­ра Муни праб­ху хотел укре­пить свои отно­ше­ния с Джа­я­п­а­та­кой Сва­ми, обно­вить духов­ную жизнь и уси­лить жела­ние проповедовать.

Из пись­ма Анги­ры Гау­ран­ги прабху:

«Я полу­чил пер­вое посвя­ще­ние от Шри­лы Праб­ха­виш­ну Сва­ми Маха­ра­джа в 1989 году, вто­рое — в 1992 году. В пер­вые годы мое­го пре­бы­ва­ния в ИСККОН я полу­чил очень мно­го забо­ты, под­держ­ки и обу­че­ния от Праб­ха­виш­ну Маха­ра­джа. Все мое слу­же­ние в Сиби­ри в пер­вой поло­вине 90‑х годов про­хо­ди­ло под его непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством. С 1996 года нача­лось мое обще­ние со Шри­лой Джа­я­п­а­та­кой Маха­ра­джем, кото­рый очень силь­но вдох­но­вил меня сво­им виде­ние раз­ви­тия мощ­ных вайш­нав­ских общин и про­ек­том Бхак­ти-врик­ши. В кон­це 90‑х годов я офи­ци­аль­но при­нял его как сво­е­го шик­ша-гуру с бла­го­сло­ве­ния Праб­ха­виш­ну Махараджа.

В нача­ле 2012 года в жиз­ни Праб­ха­виш­ну Маха­ра­джа про­изо­шел опре­де­лен­ный кри­зис, кото­рый он сам объ­яс­нял чрез­вы­чай­ной уста­ло­стью, нако­пив­шей­ся за мно­го лет интен­сив­но­го слу­же­ния. В резуль­та­те он попро­сил осво­бо­дить его от слу­же­ния чле­на Джи-би-си, ста­ту­са сан­нья­си и обя­зан­но­стей духов­но­го учителя.

Реше­ни­ем Джи-би-си в свя­зи с этим было то, что его уче­ни­ки могут посту­пить в соот­вет­ствии со сво­ей верой: они могут или про­дол­жать счи­тать его сво­им духов­ным учи­те­лем, или при­нять реи­ни­ци­а­цию у одно­го из дей­ству­ю­щих гуру ИСККОН. Эта резо­лю­ция про­дол­жа­ет дей­ство­вать до сих пор.

Тогда же, на Гау­ра-пур­ни­му 2012 года мы с Каве­ри при­шли к Шри­ле Джа­я­п­а­та­ке Маха­ра­джу и спро­си­ли у него, что нам делать? Он ска­зал, что будет нашим «шел­тер-гуру» – шик­ша-гуру, дав­шим пол­ное при­бе­жи­ще. Ещё тогда, в 2012 году, я думал о полу­че­нии офи­ци­аль­но­го посвя­ще­ния у Шри­лы Джа­я­п­а­та­ки Маха­ра­джа. Но посколь­ку Праб­ха­виш­ну Маха­радж быст­ро вос­ста­но­вил свою духов­ную фор­му и вер­нул­ся к актив­ной про­по­ве­ди, то тогда я решил не делать это­го шага.

Одна­ко при этом я чув­ство­вал, как год за годом мои отно­ше­ния с Джа­я­п­а­та­кой Маха­ра­джем ста­но­вят­ся все более глу­бо­ки­ми. Меня все более пора­жа­ло его бес­ко­неч­ное само­по­жерт­во­ва­ние и стой­кость, поз­во­ля­ю­щая ему про­дол­жать про­по­ве­до­вать, невзи­рая на ухуд­ша­ю­ще­е­ся состо­я­ние здоровья.

Про­шлый год был для меня непро­стым: серьёз­ная болезнь, умень­ше­ние энер­гии в теле, отсут­ствие воз­мож­но­сти ездить и про­по­ве­до­вать как обыч­но. В нача­ле это­го года я про­шёл пяти­не­дель­ный курс Пан­ча-кар­мы, обно­вив­ший моё физи­че­ское тело. После это­го я почув­ство­вал необ­хо­ди­мость так­же обно­вить и мою духов­ную жизнь. И мыс­ли мои при этом всё чаще обра­ща­лись к идее при­ня­тия посвя­ще­ния у Шри­лы Джа­я­п­а­та­ки Свами.

Когда перед Гау­ра-пур­ни­мой я при­е­хал в Мая­пур, я встре­тил­ся с Его мило­стью Праб­ха­виш­ной праб­ху и попро­сил его раз­ре­ше­ния на полу­че­ние этой ини­ци­а­ции, так как ни в коем слу­чае не хотел бы совер­шать такой шаг без его бла­го­сло­ве­ния. Он мило­сти­во отве­тил, что если меня это вдох­но­вит на духов­ном пути, то он не против.

Затем мы при­шли к Шри­ле Джа­я­п­а­та­ке Маха­ра­джу и спро­си­ли его мне­ния на этот счет. Он про­сла­вил каче­ства Праб­ха­виш­ну праб­ху, ска­зал, что с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния это не явля­ет­ся необ­хо­ди­мым, но что он готов слу­жить нам в любом каче­стве, и как шик­ша- и как дик­ша-гуру. Меня пора­зи­ло сми­ре­ние этих двух выда­ю­щих­ся вайш­на­вов, гото­вых пой­ти навстре­чу любым жела­ни­ям сво­их уче­ни­ков и так­же теп­ло­та их отно­ше­ния друг к дру­гу. В ито­ге, я все же при­нял реше­ние прой­ти обряд реи­ни­ци­а­ции. Каве­ри реши­ла при­со­еди­нить­ся ко мне в этом.

Прой­дя в день Гау­ра-пур­ни­мы обряд посвя­ще­ния, я почув­ство­вал радость и воз­рос­шее жела­ние про­по­ве­до­вать, что гово­ри­ло о том, что моё реше­ние было пра­виль­ным. При этом внут­ренне я не чув­ствую, что сме­нил духов­но­го учи­те­ля. Я чув­ствую, что про­сто закре­пил офи­ци­аль­но отно­ше­ния со сво­им вто­рым гуру, пото­му что по сути послед­ние два­дцать лет у меня все вре­мя было два основ­ных гуру (не счи­тая ещё мно­гих вайш­на­вов, кото­рых я в серд­це счи­таю сво­и­ми шик­ша-гуру). Мы сра­зу ска­за­ли Его мило­сти Праб­ха­виш­ну праб­ху, что хоте­ли бы пол­но­стью сохра­нить с ним отно­ше­ния,  и он согла­сил­ся, ска­зав, что в его отно­ше­нии к нам ниче­го не изменится.

Вот тако­вы при­чи­ны и смысл наше­го шага. Я наде­юсь и даль­ше оста­вать­ся слу­гою всех вайш­на­вов, с любо­вью, Анги­ра Гау­ран­га дас».

После реи­ни­ци­а­ции Анги­ра Гау­ран­га праб­ху начал про­грам­му «Бхак­ти-врик­ша – пере­за­груз­ка». Бхак­ти-врик­ша ста­би­ли­зи­ро­ва­лась по всей стране, нигде не умень­ша­лась, нигде не уве­ли­чи­ва­лась. Оста­лись силь­ные лиде­ры и ста­биль­ные груп­пы. Оста­лись реаль­но серьёз­ные пре­дан­ные, не срав­нить с уров­нем тех, кто начи­нал десять лет назад. Сло­жи­лись хоро­шие сан­ги лиде­ров.  Фак­ти­че­ски про­изо­шло «кипя­че­ние моло­ка». В даль­ней­шем ожи­дал­ся рост коли­че­ства групп, пото­му что рост каче­ства дол­жен при­во­дить к росту количества.

Бхак­ти-врик­ша за эти годы дала раз­но­об­раз­ные пло­ды дере­ва Бхак­ти: из бхак­ти-врикш вышли пре­зи­ден­ты ятр, лиде­ры «Пищи жиз­ни», орга­ни­за­то­ры фести­ва­лей Голо­ка­фест, лиде­ры хари­нам, сан­кир­та­ны, вышли стар­шие пуд­жа­ри в неко­то­рых хра­мах. Все они начи­на­ли в бхак­ти-врик­шах. Если Бхак­ти-врик­шу рас­смат­ри­вать не как про­грам­му созда­ния общи­ны, а как про­грам­му обу­че­ния начи­на­ю­щих пре­дан­ных, то она сра­бо­та­ла на все сто про­цен­тов. Несколь­ко тысяч чело­век про­шли через бхак­ти-врик­ши и ста­ли серьёз­ны­ми пре­дан­ны­ми в ИСККОН.

С дру­гой сто­ро­ны, надеж­да на то, что люди будут всю жизнь оста­вать­ся в Бхак­ти-врик­ше не оправ­да­лась. Бхак­ти-врик­ша как модель раз­ви­тия общи­ны в то вре­мя была пере­оце­не­на. Но быв­шие участ­ни­ки Бхак­ти-врик­ши про­дол­жа­ли ходить на дру­гие про­грам­мы и зани­мать­ся слу­же­ни­ем. Об этом и велись раз­го­во­ры в Перезагрузке.

В это вре­мя Анги­ра Гау­ран­га праб­ху начал уде­лять серьёз­ное вни­ма­ние сво­е­му здо­ро­вью, в част­но­сти, упраж­не­ни­ям хатха-йоги, и каж­дый час упраж­не­ний давал новые силы. Появи­лись силы про­дви­гать дру­гие про­ек­ты: «пре­об­ра­же­ние при­вы­чек», «рынок Свя­то­го Име­ни», «Золо­той Век». Стал раз­ви­вать­ся про­ект «Онлайн-шко­ла Бхакти-врикши».

ИСККОН в насто­я­щее вре­мя раз­ви­ва­ет­ся каче­ствен­но. Пре­дан­ные стро­ят хра­мы на сво­ей зем­ле, раз­ви­ва­ют­ся мест­ные общи­ны – посте­пен­но ИСККОН уко­ре­ня­ет­ся в Рос­сии. Шачи­нан­да­на Сва­ми срав­нил ИСККОН с оке­а­ном – ввер­ху вол­ны, внут­ри бес­ко­неч­ная глу­би­на. Если мы внут­ри оке­а­на бхак­ти, то мы будем счаст­ли­вы. Скуч­но в ИСККОН не будет нико­гда, все­гда будет инте­рес­но.  И если пре­дан­ные заня­ты про­по­ве­дью, то им нико­гда не будет боль­но за бес­цель­но про­жи­тые годы.

 

Соста­ви­тель – Антон Лав­ре­нов по материалам:

  • Е. М. Анги­ра Гау­ран­га праб­ху — 30 лет с пер­во­го посвя­ще­ния (Москва, 14.07.2019)
  • Е. М. Анги­ра Гау­ран­га праб­ху — Юби­лей — Вос­по­ми­на­ния (Москва, 21.09.2019)
  • Вос­по­ми­на­ния мата­джи Каве­ри из кни­ги Алек­сандра Хаки­мо­ва «Как я при­шёл в созна­ние Кришны»
  • Пись­мо Анги­ры Гау­ран­ги праб­ху о при­чи­нах ренициации